Пишет на своей страничке в ФБ Лариса Дьякова, коллега-филолог, преподаватель Воронежского университета, ведущая отличной радиопрограммы «Территория слова»: «…Профессор Стернин!.. Да-да, тот самый, который создал Службу русского языка, кто ведёт рубрики в СМИ, проводит праздники русского языка, Фестиваль риторики для де
Подробности
тей, диктанты для воронежцев, кто ездит по сёлам области с лекциями, покупает за свой счёт словари для сельских школ и библиотек. Именно его воронежские казаки объявили врагом русского языка в Воронежской области и напечатали сотни листовок, в которых требуют заклеймить "некомпетентного" профессора и спасти язык от присутствия этого человека. Листовки появились в корпусах университета, других присутственных местах. Меня пока не трогают. Вероятно, потому, что мой умирающий отец (дай Бог ему сил!) оберегает меня своим именем. Я – Николаевна. А вот Стернину с отчеством сложнее. Он - Абрамович. Сегодня только на это и смотрят». Я ничего не знаю о воронежских казаках. Я знаю, что в Воронеже есть официальная власть. У меня вопрос к губернатору области Алексею Гордееву, к ректору Воронежского университета Дмитрию Ендовицкому, лично к ним: как вы допустили, что у вас травят уважаемого человека, профессора, автора более чем 1200 научных работ, 30 монографий?! У меня вопрос ко всем воронежцам - у вас какой век на дворе? Почему вы молчите? Иосиф Абрамович (да, Иосиф, да, Абрамович!) Стернин – гордость Воронежа, настоящий русский интеллигент, любящий русский язык до самозабвения, знающий его, как немногие знают. На таких, как Иосиф Стернин, его ученики и коллеги (такие, как Лариса Дьякова), худо-бедно держится еще Россия, держится русский язык. Я видела их, кажется, дважды в жизни, но сегодня хочу сказать: они мои товарищи, настоящие боевые друзья, коллеги, соратники, я буду защищать их, как только смогу. Извинитесь перед профессором Стерниным. Не берите грех на душу, воронежцы. Памятники таким, как он, надо успевать ставить при жизни.

19 марта 2013 года Госдума ввела запрет на матерные слова в СМИ, а 27 марта Совет Федерации утвердил соответствующий закон. Помимо того факта, что новые нормы дублируют уже существующие, в законе отсутствует четкое определение таких понятий, как «нецензурная брань» и прочие. В связи с этим «Лента.ру» побеседовала с доктором филологических наук, ведущим научным сотрудником Института мировой куль

Подробности
туры МГУ имени Ломоносова Игорем Пильщиковым, который ответил на вопросы о том, что такое матерщина, откуда она пошла, и как со временем менялось отношение к ней на территории Российской империи и Советского Союза.

Внимание! В тексте интервью встречается ненормативная лексика!

«Лента.ру»: Расскажите об истории происхождения матерщины. Какие на этот счет сейчас существуют теории, есть ли какие-то общепринятые или, может быть, наоборот, маргинальные? Тут сразу нужно разграничить два аспекта — этимология и история слов. Этимология изучает происхождение слова либо из общего праязыкового фонда (например, индоевропейского для индоевропейских языков), либо, в случае заимствования, сам момент заимствования, перехода слова из одного языка в другой. Рассуждения об этимологии — это почти всегда (за исключением, конечно, заимствований, которые происходили в этом и прошлом веке) реконструкция. История слова — это то, что происходит со словом, когда оно уже попало в язык (некоторые лингвисты и недавние заимствования относят не к собственно этимологии, а к истории слов). Эта история может быть довольно сложной: слово может переосмысливаться, могут меняться значение, фонетическая форма, стилистическая принадлежность. Давайте тогда сперва поговорим про историю обсценной лексики, а потом уже про этимологию. Давайте. В этой области в течение последних нескольких веков происходило много интересного. Начнем с того, что сейчас ведутся разговоры о возможном запрете некоторых выражений в тех или иных социокультурных ситуациях. При этом до сих пор остается открытым вопрос: а какая, собственно, лексика является обсценной? Получается какой-то абсурд — принимается закон, в котором, по идее, должен быть приведен список слов и корней, запрещенных к публичному употреблению. Такой закон будет как минимум нарушать сам себя.