Полиция на 48 часов задержала участников акции – сирот, оставшихся без жилья, которые накануне начали акцию протеста, чтобы получить положенное им по закону жилье. Вместе с сиротами задержана также и правозащитница Оюмаа Донгак, которая возглавляет предвыборный штаб Ксении Собчак в Туве. Молодые люди (около 15 человек), которые несколько лет не могут получить от государства жилье, накануне приш
Подробности
ли ночевать в агентство республики Тува по делам семьи и детей и находились там почти сутки. Акцию протеста в столице региона Кызыле организовало недавно созданное движение "Сироты Тувы. Право на жилье", в которое всего за несколько дней вступили более 700 участников. По российскому законодательству государство должно предоставлять детям-сиротам жилье, после того как они покинут детдома и интернаты. Но в Туве эта проблема уже много лет не решается. Как рассказала корреспонденту "Сибирь.Реалий" правозащитница Оюмаа Донгак, в очереди на получения жилья в качестве сирот стоят люди, которым и по 40, и по 50 лет. Как рассказала Донгак, подобная масштабная протестная акция в Туве – для республики это беспрецедентный случай. Возможно, поэтому чиновники просто не знают, как вести себя в этой ситуации, предполагают активисты.
Как устроена «экономика сиротства» в России
С сентября прошлого года в России нет детдомов — правительство реорганизовало их в «центры временного пребывания сирот на период устройства в семью». После принятия «закона Димы Яковлева», запретившего иностранцам усыновлять российских детей, регионы нашей страны докладывают разным ведомствам о стремительно растущем количестве отечественных приемных семей и о том, что сирот скоро совсем не останет
Подробности
ся. В 2012 году их у государства было 119 тысяч, сейчас — 66 тысяч. Банк данных сократился в два раза, число приемных семей увеличилось до 80 с лишним тысяч, около 82% детей попали к замещающим родителям. Это — парадная статистика, которую критически никто не оценивает, за исключением экспертов из фондов, разбирающихся в теме, омбудсменов и самих сирот. Как чувствуют себя дети, переходящие из дома в дом? Что движет людьми, берущими ребят на воспитание и ежемесячно получающими за каждого подопечного от 6 до 40 тысяч рублей? Кто консультирует, психологически и юридически сопровождает вчерашних сирот и контролирует их новых родителей? Способны ли региональные органы опеки работать со сложными семьями, обладают ли их сотрудники достаточными знаниями и опытом, да и есть ли вообще профессионалы в стране, где нет институтов, готовящих специалистов для служб попечительства? Многие областные, краевые социальные проекты «Крепкая семья», «Счастливое детство» при детальном изучении оказываются фасадами-обманками: на переднем плане — красивые картинки, а за ними — бурелом. На словах, в отчетах спасаем сирот, в реальности продолжаем их ломать. Бывшая воспитанница приюта и героиня публикации Алина Ронжина назвала в разговоре с корреспондентами «Новой» единственную цифру — три. Столько приемных семей от нее отказались — брали, играли в дочки-матери, решали какие-то финансовые проблемы и возвращали органам: «Ты нам не подходишь».
В Международный день защиты детей в центре Москвы была организована акция "Ничьи. Сиротский полк", чтобы привлечь внимание к детям, оставшимся без родителей. Организаторы говорили, что "Сиротский полк" в России сегодня как минимум 87 тысяч детей-сирот, занесенных в Федеральный банк данных. Также они утверждают, что такая статистика "не включает детей без статуса, оставленных родителями, но не и
Подробности
меющих документов для устройства в приемные семьи". При этом после принятия так называемого "закона Димы Яковлева" иностранное усыновление в России практически прекращено, а 85 процентов россиян не готовы взять в семью детей-сирот, отмечают организаторы.
Скандал вокруг жестокого обращения с детьми-сиротами в психиатрической больнице N15 оброс новыми подробностями. В распоряжении "Ъ" оказались материалы предварительной проверки аппаратом уполномоченного по правам ребенка РФ центра содействия семейному воспитанию "Радуга" и детского отделения психиатрической больницы N 15. Анализ этих документов и опрос экспертов позволяют предположить, что случаи п
Подробности
ринудительной госпитализации подростков в воспитательных целях носят массовый характер.
"Восток-2" под Выборгом в этом году стал "показательным" детским лагерем. В том смысле, что на него показывают пальцем, разъясняя: это кошмар, и так не должны отдыхать дети культурной столицы в XXI веке. В прежние годы чиновники периодически устраивали директору "Востока-2" взбучки за какие-то нарушения. А теперь отправили туда сирот и инвалидов. После поездки в лагерь уполномоченного по правам ре
Подробности
бёнка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой за "Востоком-2" закрепилось название "гетто". Там побывала и "Фонтанка", чтобы понять, чем так приглянулся этот лагерь чиновникам.
Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов высказывается за проведение эксперимента по передаче детей-сирот из регионов России на воспитание в семьи в северокавказских республиках. При этом в интервью Интерфаксу Астахов подчеркнул, что эта инициатива должна идти снизу, а не насаждаться сверху. В качестве положительного примера, когда в регионе практически нет отказов от новорожденных детей, Ас
Подробности
тахов назвал Чечню.
В Нижегородской области умер первый больной ребенок, которого не дали усыновить в США по "закону Димы Яковлева", сообщает "Коммерсант". По данным спецкора издания Ольги Алленовой, ребенка "хотели забрать американцы" и уже начали оформлять документы. Но принятый закон заблокировал возможность усыновления, и мальчик остался в России. "У него был сложный порок сердца, врачи не сразу его распознали
Подробности
, и ребенок умер. Никто не знает, где его похоронили. Волонтеры боятся об этом говорить. И написать запрос руководству конкретного учреждения о том, что случилось с ребенком, нельзя: волонтеры боятся потерять единственную возможность приходить в детский дом", - утверждает она. Алленова объясняет, что американские усыновители были исключением, так как законодательство США позволяет усыновлять из-за рубежа даже тяжелобольных детей, требующих дорогостоящего лечения. В соседней Канаде есть список диагнозов, с которыми из-за рубежа усыновлять нельзя. А в Европе ни в одной стране нет таких страховок, какие были у американцев, отмечает она. Специалист по усыновлению Алена Синкевич, работавшая ранее с американскими парами, называет еще шесть случаев, когда усыновителям не дали забрать "тяжелых" детей из российских детдомов. "Они прошли всю процедуру усыновления, встретились с детьми, оставалось прийти на судебное заседание, чтобы получить разрешение на усыновление ребенка. Но антисиротский закон вышел чуть раньше судебных заседаний. Все эти семьи подали документы в суд. Их дела откладывали несколько раз. Сначала российские судьи ждали разъяснений Верховного суда. Потом они переносили заседания так, что истцы об этом узнавали по факту прошедших слушаний и не успевали прилететь на суд. Всем шестерым было отказано... Эти шесть семей должны были усыновить в России четверых детей с синдромом Дауна, одного ребенка с ВИЧ, одного - с ДЦП", - сообщает Алленова.
Количество сирот, усыновленных гражданами РФ, сократилось по итогам минувшего года, следует из обзора Верховного суда, подсчитавшего количество вынесенных решений. Всего по итогам 2012г. было рассмотрено 14 тыс. 380 дел, из которых 14 тыс. 258 получили положительное заключение. В 2011г. при рассмотренных 15 тыс. 218 делах об усыновлении удовлетворено было 15 тыс. 76 заявлений.

Реже стал
Подробности
и усыновлять российских сирот и иностранцы. Количество дел о международном усыновлении в 2012г., уменьшилось на 21% по сравнению с предыдущим годом. В течение 2011г. было рассмотрено 3 тыс. 76 дел о международном усыновлении (3 тыс. 69 - с положительным заключением), а в 2012г. рассматривалось 2 тыс. 426 дел (2 тыс. 410 - с удовлетворением требования).

Помимо россиян, чаще всего в минувшем году российских детей усыновляли граждане Италии (27%), США (24%) и Испании (20 %). Среди иностранных усыновителей также граждане Франции (10%), Германии (5%), Израиля (4%), Канады (2%), Швеции (1,4%), Ирландии (1%), Великобритании (1%).

Тем временем на официальном сайте Министерства образования, посвященном проблемам усыновления в России (usynovite.ru), сообщается, что общее количество детей, усыновленных иностранными гражданами в 2012г., составило 2,6 тыс., российскими гражданами - 6,5 тыс. Источник статистических данных не указывается.

Что касается усыновления детей-инвалидов гражданами РФ, вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец ранее сообщала, что по итогам минувшего года российские граждане взяли в свои семьи менее 40 таких детей. Между тем, по официальной статистике на сайте usynovite.ru, иностранные граждане в 2012г. усыновили 171 российского ребенка-инвалида (больше всего в США - 71 ребенка, в Италии - 53).
Использование «живого щита» – прием террористов. Женщинами и детьми прикрывались «Хамас», «Хезболла», «Тамил-Илам» и другие подобные группировки. С недавнего времени этим приемом не брезгует и российская власть. В ответ на принятие в США «закона Магнитского», предусматривающего персональные визовые и финансовые санкции в отношении путинских чиновников, причастных к коррупции и нарушениям прав
Подробности
человека, Кремль запретил американским гражданам усыновлять российских сирот. За жуликов, воров, коррупционеров, убийц, карателей и фальсификаторов (потому что никого другого «закон Магнитского» не затрагивает) российская власть отомстила сиротам, лишив тысячи из них возможности найти семью. Правда, до определенного момента чиновники стыдливо утверждали, что «закон Ирода» напрямую не связан с «законом Магнитского». Теперь, судя по всему, маски сброшены. В ближайшую среду комитет по иностранным делам и торговле парламента Ирландии – страны-председателя Европейского Союза – рассмотрит резолюцию о введении визовых и финансовых санкций в отношении нарушителей прав российских граждан. Если введение «списка Магнитского» в США вызвало у кремлевских чиновников истерику, то возможность принятия аналогичных санкций в Евросоюзе заставляет их просыпаться в холодном поту. Тут не до дипломатических приличий. Как стало известно на этой неделе, в середине марта посол РФ в Ирландии Максим Пешков направил председателю парламентского комитета по иностранным делам Пэту Брину письмо, в котором пригрозил, что одобрение ирландским парламентом «закона Магнитского» «может оказать негативное влияние на текущие переговоры по соглашению в области усыновления между Россией и Ирландией». То есть Кремль – на этот раз уже открытым текстом – готов отстаивать интересы жуликов, воров, коррупционеров, убийц, карателей и фальсификаторов, держа в заложниках российских сирот. Думается, что такая «тактика» в конечном счете сыграет против шантажистов из Кремля и со Смоленской площади. Единственное, чего они добьются – это исчезновения последних иллюзий по поводу кремлевского режима. Вряд ли «живой щит» из детей-сирот поможет им сохранить свои шенгенские визы и банковские счета. Скорее наоборот – к этим людям наконец-то начнут относиться так, как они этого заслуживают.

Шестого марта девочку с ДЦП, двенадцатилетнюю Ангелину Быкову из Екатеринбургского коррекционного детского дома № 3, ждут врачи детской больницы в Лос-Анджелесе. Там уже ознакомились с ее недугом по медицинским документам, которые врач Воропаев — президент фонда «Здоровье Отечества» — направил в американскую клинику. Но когда уже был предварительно определен объем необходимой помощи (пластика с

Подробности
ухожилий и мышц с последующей реабилитацией), когда дело дошло до оформления визы, директор детского дома вдруг отказалась давать согласие на вывоз ребенка за границу для лечения. Сослалась на запрет сверху и сказала, что за разрешением надо обращаться в районный орган опеки.

За 14 лет деятельности фонда «Здоровье Отечества» 87 детей получили квалифицированное лечение и протезирование. В основном это дети-сироты без рук или ног. 27 из них лечились в госпиталях США, причем многие выезжали для сложного протезирования и реабилитации не по одному разу. Но теперь на их пути встал «закон Димы Яковлева», хотя этих детей никто усыновлять не собирается (Владимир Воропаев все эти годы возил сирот за рубеж только на лечение).

Наталья Болотова, руководитель органа опеки Орджоникидзевского района Екатеринбурга, запросила у фонда столько документов, сколько не приходилось представлять никогда. Потребовала даже диплом о высшем медицинском образовании президента фонда. А получив все документы, отказала. Хотя юридически она на это не имела права: законный представитель ребенка-сироты — директор детского дома. Но директор при такой позиции руководства разрешения тоже не дала.

Воропаев бросился за помощью в информационный центр ООН в Москве, с которым давно сотрудничает. Центр, в свою очередь, координирует деятельность основных агентств России в контексте Конвенции ООН по правам инвалидов. Директор информцентра ООН А. Горелик обратился с письмом к министру социальной политики Свердловской области А. Злоказову. Ответила замминистра Е. Лайковская. Но почему нельзя везти ребенка на лечение за границу, раз уж ему выпал такой счастливый билет, — не объяснила. Зато подробно рассказала про письмо, которое министр соцполитики написал другому областному министру — здравоохранения и в котором интересовался, необходима ли девочке операция и есть ли возможность ее прооперировать в медучреждениях области?

Что ответил министр здравоохранения и какое вынесено заключение — неизвестно. Получит ли девочка помощь в родном Екатеринбурге — тоже вопрос. Но точно известно, что шанс получить помощь в профильной детской клинике США у девочки отняли.

Врач Владимир Воропаев возмущен: «Чего они ждали до сих пор, где были 12 лет, если у них были возможности оперировать и реабилитировать такого ребенка в Свердловской области? А если возможностей нет, то почему не выпустили за рубеж? У девочки ДЦП, спастический гемипарез слева, анкилоз голеностопного и коленного суставов, она не может ходить. Подготовку Ангелины Быковой мы вели больше года. Все ее медицинские документы, анализы, рентгеновские снимки и фотографии были представлены на консилиуме в детском госпитале Лос-Анджелеса, после чего мы получили приглашение на лечение. Все шло хорошо, но тут — «закон Димы Яковлева», и органы опеки потребовали у нас еще кучу документов. Получили их, но разрешения все равно не дали».

...
Уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов резко изменил версию того, что случилось в США с бывшим российским сиротой Максимом Кузьминым. Коммерсант-Online обращает внимание, что в новом интервью каналу "Россия-24" Астахов заявил, что приемная мать оставила ребенка "одного на детской площадке". Также стало известно, что российские дипломаты в США звонят своим американским коллегам и непуб
Подробности
лично извиняются за сенсационные публикации в российских СМИ, дистанцируясь от преждевременных выводов. Ранее, напомним, Астахов заявлял, что трехлетний малыш, по версии следователей, был "избит приемной матерью, которая долгое время кормила его сильными психотропными препаратами, ссылаясь на то, что у него было психическое заболевание". По данным Астахова, мальчик умер, не дождавшись скорой помощи, вызванной приемной матерью. У ребенка "диагностированы многочисленные повреждения, в том числе травмы брюшной полости, многочисленные гематомы на голове и ногах". Новая версия событий в его изложении звучит так: приемная мать Лаура Шатто будет привлечена к ответственности. "Я думаю, что уголовное дело все равно будет, потому что даже если признают ее невиновной в умышленном причинении вреда и смерти, то оставление ребенка в опасности, а она его оставила одного на этой детской площадке и оставляла дома - это уже преступление в штате Техас", - говорит омбудсмен. Между тем в США удивляются, почему российские чиновники вдруг сразу оказались настолько осведомленными. В полиции штата Техас утверждают, что никому не передавали материалы расследования и не знают, чем вызваны сообщения о жестоком обращении с мальчиком. Как пишет "Коммерсант", причины смерти Максима Кузьмина будут известны только к середине марта, и пока компетентные американские эксперты стараются не комментировать трагический инцидент. Старший следователь бюро судебно-медицинской экспертизы округа Эктор Ширли Стэнфедер подтвердила, что на теле ребенка были обнаружены синяки и царапины, но она не уверена, что это позволяет говорить о жестоком обращении с мальчиком. "Я пока не знаю, появились эти травмы из-за того, что Макс вел себя, как обычный ребенок его возраста, или из-за того, что произошел несчастный случай или было применено насилие", - уточнила она. В офисе окружного шерифа обнаружилась и еще одна нестыковка с первоначальной российской версией. Там сообщили, что в службу 911 позвонила приемная мать мальчика. Наряд местной пожарной охраны, нередко выполняющий в США функции скорой помощи, обнаружил ребенка без сознания, и в 16:49 мальчик был доставлен в больницу города Одесса (штат Техас). "Мальчика пытались реанимировать, значит, у медиков была надежда", - пояснила Ширли Стэнфедер. По ее словам, сразу же, после того как смерть ребенка была зафиксирована, в приемный покой вызвали полицию. Сотрудник офиса окружного шерифа составил протокол, особо отметив, что обнаруженные травмы могут быть связаны "с физическим насилием и небрежным надзором". Согласно двусторонним соглашениям, усыновленные дети сохраняют двойное гражданство как минимум до 18 лет, и поэтому на следующий день полиция штата проинформировала о трагедии генеральное консульство РФ в Хьюстоне. Представитель офиса шерифа сержант Гэри Деслер заявил, что об убийстве речь пока не идет. Других данных ни для дипломатов, ни для СМИ у органов на нынешний момент нет. Как считает судмедэксперт Сондра Вулф, которую вызвали в больницу сразу после смерти ребенка, пока нет никаких причин говорить и о том, что приемная мать давала мальчику "сильнодействующие психотропные препараты". "Я рада, что у русских есть рентгеновское зрение, благодаря которому они уже смогли увидеть некий доклад", - цитируют "Вести.Ru" следователя судебно-медицинского отдела округа Эктор (штат Техас) Сандру Вулф. "Коммерсант" также приводит ее заявление: бюро судебно-медицинской экспертизы округа не планирует передавать никакой информации до завершения всех необходимых процедур.
У четырехлетнего сироты Виталия - синдром Дауна. Семья Мойер из США уже оформила усыновление российского мальчика. Но Госдума усыновления запретила. Теперь американцы сражаются против антисиротского закона. Дженни и Аарон Мойер приехали в Москву из города Гейнсвилл в американском штате Джорджия, чтобы отстоять свое право усыновить четырехлетнего Виталика. Формальности были практически завершены
Подробности
, однако в декабре 2012 года Госдума в рекордно короткий срок приняла закон, запрещающий американцам усыновлять детей из России. Но Дженни и Аарон не сдаются. Они стоят у здания Госдумы. "Мы были в шоке, когда узнали, что этот закон подписан, - говорит Дженни. - Просто сердце разрывалось. Мы плакали, молились и даже скорбели. Но не потому, что решили, что все кончено, а потому, что понимали: теперь нам придется намного труднее". Дженни и Аарону - чуть больше 30 лет. Процедуру усыновления ребенка из России они начали в марте 2012 года. У них уже есть двое своих детей и девочка, которую они удочерили в прошлом году в штате Флорида. Тогда-то они и узнали от других родителей, как много сирот в России, как трудно найти родителей больным детям и детям-инвалидам. Дженни и Аарон - люди верующие. "Помню, первое, что я подумал: а если бы это был мой ребенок? - рассказывает Аарон. - Я представил себе лицо этого ребенка, без мамы и папы, в детском доме. И заплакал. Я как раз доставал посуду из посудомойки, когда Дженни мне это рассказала. И слезы сами собой полились". В России больные дети и дети-инвалиды зачастую попадают в детские дома, потому что родители либо не могут, либо не хотят о них заботиться. Всего в России насчитывается 650 тысяч детей-сирот, примерно четверть из них - тяжелобольные дети или дети с ограниченными возможностями. В октябре 2012 года, после нескольких месяцев бюрократической волокиты, Дженни и Аарон Мойер впервые увидели Виталика. "Его привели в комнату, и он тут же к нам подошел и погладил по голове, - вспоминает Аарон. - С этого момента он нас признал и стал называть мамой и папой. Он весь лучился, когда мы входили в комнату. Воспитатели рассказали нам, что после первых встреч у него появилась уверенность в себе, он стал спинку прямо держать, и даже здоровье улучшилось, потому что он знает, что у него есть семья". Но Госдума положила этому счастью конец. Дженни и Аарон в январе 2013 года прилетели в Россию, надеясь через суд добиться усыновления, ведь всю процедуру они начали еще до того, как запрет вступил в силу. Московский писатель и журналист Валерий Панюшкин уже 15 лет работает в детских благотворительных фондах. В интервью DW он подчеркнул, что число усыновлений внутри страны увеличилось. Однако для больных детей и детей с ограниченными возможностями приемные родители из-за рубежа - последняя надежда. "В России такие дети, скорее всего, никогда не найдут приемных родителей и не получат необходимой медицинской помощи, - поясняет Панюшкин. - До 18 лет их будут держать в детском доме, а потом отправят в дом престарелых или психиатрический диспансер - попросту говоря, в психушку. А потом - скажем, лет в 20 - они умрут от воспаления легких. В таких заведениях долго не живут". За последние 20 лет американцы усыновили около 60 тысяч сирот из России. Пик усыновлений пришелся на 90-е годы, когда Запад был шокирован фотоснимками голодающих детей в переполненных детских домах. Сейчас ситуация в детдомах, по свидетельству Валерия Панюшкина, значительно улучшилась, особенно в больших городах. Но и сегодня дети не получают достаточно внимания. Не обеспечено и лечение хронически больных детей.