Автор книги о советских репрессиях «Спасская красавица» Сергей Прудовский уже более десяти лет изучает «национальные операции» НКВД периода 1937–1938 годов. В прошлом году он начал поочередно запрашивать региональные УФСБ, чтобы выяснить, где хранятся протоколы заседаний особых троек НКВД, рассекречены ли они и возможно ли их получить для изучения. Выяснилось, что в ряде регионов эти документы все еще не рассекретили, хотя обязаны были это сделать на основании указа президента РФ от 23 июня 1992 года «О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека».

Только после запросов исследователя эти УФСБ начали проводить процедуру рассекречивания. Однако получить документы господину Прудовскому так и не удалось — управления спецслужбы утверждали, что доступ к протоколам заседаний особых троек ограничен.

Внимание исследователя привлекли Тульская и Ивановская области. «Дело в том, что есть отчет НКВД по "национальным операциям", и в нем перечисляются регионы, где действовали особые тройки. Но в списке не было ни Тульской, ни Ивановской областей, хотя обе уже существовали на карте СССР в 1937 году,— говорит исследователь.— Тульское УФСБ сообщило, что у них хранится восемь протоколов. Сколько в ивановском УФСБ, неизвестно. Не исключено, что такая же ситуация может быть и по некоторым другим регионам. Это меняет картину общепринятых сведений, по всей видимости, в сторону увеличения данных о репрессированных».

В итоге исследователь подал иски в отношении обоих региональных УФСБ — с требованием предоставить доступ к протоколам.

Суд в Иваново начался 28 октября. На заседании представитель УФСБ заявил: рассекречивая протоколы, экспертная комиссия установила, что они «содержат сведения, распространение которых может повлечь разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды» (п. 6 ст. 10 ФЗ №149 «Об информации»). На этом основании и был ограничен доступ к документам.

Исследователя архивов волнует еще один момент: ряд региональных УФСБ заявили, что у них нет на хранении протоколов особых троек и троек, созданных в сентябре-ноябре 1938 года. Так ответили в Ингушетии, Чечне, Кабардино-Балкарии, Курской, Нижегородской, Орловской, Самарской областях. Хотя известно, что особые тройки действовали на этих территориях и решили судьбу в общей сложности 2,3 тыс. человек. Кроме того, из УФСБ Бурятии ответили, что у них хранится лишь часть протоколов. А в Башкирии сообщили, что протоколы «находятся в архивных уголовных делах в отношении репрессированных»