отклонение рейса было «преднамеренным нарушением всех международных авиационных правил»;

белорусские диспетчеры сообщили экипажу, что они получили «реальную угрозу, что если самолет войдет в воздушное пространство Литвы или попытается приземлиться в аэропорту Вильнюса, то на борту взорвется бомба»;

капитан «неоднократно» просил предоставить открытую линию связи с центром управления операциями Ryanair в Варшаве, но ему сказали, что та сторона не отвечает, что «совершенно не соответствовало действительности»;

на капитана оказывалось «значительное давление», чтобы он приземлился в Минске;

после посадки в салон зашли «несколько неизвестных лиц с видеокамерами», которые «неоднократно пытались заставить экипаж сказать на видео, что они добровольно направились в Минск», но экипаж отказался сделать это.