По итогам декларационной кампании чиновников у многих их детей обнаружены немалые доходы. Активы несовершеннолетних детей чиновники обязаны указывать в своих декларациях согласно антикоррупционному законодательству. Впрочем, источники их дохода остаются скрытыми. У детей одного из региональных чиновников обнаружился дом в Канаде.

Самый богатый ребенок в Госдуме, получивший 2,866 млн руб.,— у депутата от «Единой России» Елены Серовой. Остальные «думские» дети большими доходами похвастаться не могут: от 10 руб. до 100 тыс. руб. Ребенок единоросса Заура Искендерова владеет земельным участком 1650 кв. м, домом 420 кв. м и половиной квартиры, ребенок единоросса Алексея Красноштанова — квартирой 160 кв. м, ребенок Андрея Лугового (ЛДПР) — участком 1000 кв. м и домом 130 кв. м. У ребенка вице-спикера Сергея Неверова («Единая Россия») в собственности 1/5 дома, участка и топочной. Практически у всех депутатских детей недвижимость (квартиры, дома и участки) находится либо в долевой собственности, либо в пользовании. Политолог Аббас Галлямов полагает, что это связано с тем, что перед думскими выборами 2016 года «предвыборные списки чистили от бизнесменов»: «Идея заключалась в том, чтобы набрать в нижнюю палату побольше общественников и поменьше олигархов».

В Совете федерации (СФ) самый богатый ребенок у представителя Ростовской области Евгения Бушмина. Согласно декларациям сенатора, ребенок получает доход по 1,5 млн руб. третий год подряд, кроме того, на него зарегистрирована квартира 72,7 кв. м. Ребенок члена СФ от Ставропольского края Михаила Афанасова получил 126 тыс. руб. и владеет домом 331 кв. м. Двое детей Сергея Мамедова имеют доход по 10 тыс. руб. каждый. При этом у них в собственности участок 2021 кв. м, дом 492 кв. м и нежилое помещение 162 кв. м.

Комментарии