29 октября в Москве у Соловецкого камня на Лубянке проходит ежегодная акция «Возвращение имен». Весь день люди вспоминают и зачитывают имена репрессированных в годы Большого террора.

Комментарии

  1. dim_22 29.10.2018 10:35 Permalink Показать / Скрыть

    На расстрельном полигоне "Коммунарка" в Москве открылась "Стена памяти" с именами более 6 тысяч жертв репрессий
    На бывшем расстрельном полигоне "Коммунарка" в Новой Москве открылась "Стена памяти" жертв сталинских репрессий. На плитах выбиты имена более 6 тысяч людей, расстрелянных и захороненных на этой территории со 2 сентября 1937 года по 24 ноября 1941 года.

    В 1930-е годы в Коммунарке находилась дача наркома внутренних дел Генриха Ягоды. В 1937 году, когда он сам попал под каток репрессий, дачу передали в ведение НКВД и сделали местом захоронения казненных. За четыре с небольшим года это место стало могилой для более чем 11 тысяч человек. По расстрельным актам в Центральном архиве ФСБ удалось установить имена 6609 расстрелянных - именно они и нанесены на "Стену памяти".

    Большинство погибших на полигоне людей были осуждены Военной коллегией Верховного суда СССР с санкции Сталина как участники "правотроцкистского заговора". Дела рассматривались без адвокатов, свидетелей и права на обжалование приговора.
  2. dim_22 30.10.2018 10:17 Permalink Показать / Скрыть

    Последние несколько лет «Мемориал» выдает пришедшим всего одно имя из списка репрессированных, чтобы сократить время ожидания. Но это не помогает: в час дня у камня стояли триста человек, в 19:30 — уже больше тысячи. Волонтеры вежливо просили людей уплотниться, встать по двое, по трое — но очередь заняла весь сквер и почти весь подземный переход. Многие, увидев ее, разворачивались: было понятно, что пройти к камню до 22 часов они уже не успеют. Те, кто взял у волонтеров листок с именем в 14:30, смогли прочитать его лишь через пять часов ожидания. Но никто не жаловался: если надо было уйти, листки оставляли случайным соседям. «Я очень долго стояла, но я горжусь, что у меня столько соотечественников, которых не смогли зомбировать»,— сказала пожилая женщина перед тем, как зачитать имена.

    Всего за десять дней до мероприятия префектура ЦАО отозвала разрешение на его проведение, сославшись на ремонтные работы. Поднялся ожидаемый скандал — чиновники отступили. Но наглухо закрыли Лубянскую площадь серыми металлическими заборами. Если в прошлые годы скорбная очередь к Соловецкому камню была видна со всех соседних улиц, то теперь — словно и нет ничего, забор и забор, вечная реновация. Но произнесенные на площади слова подхватывали порывы ветра — и тогда прохожие возле «Детского мира» или здания Музея Маяковского все-таки слышали отрывки выступлений.
    https://www.kommersant.ru/doc/3785452
  3. dim_22 30.10.2018 10:24 Permalink Показать / Скрыть

    Дети высланных при Сталине москвичей не могут вернуться в город, где жили их родители. Хотя по закону имеют право
    30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев нашел людей, чьи родители были несправедливо осуждены и высланы из Москвы, а потом реабилитированы. По закону они имеют право получить жилье там, где жили их родители. Но в Москве это не работает. Как выяснилось, федеральный закон о жертвах политических репрессий находится в противоречии со столичным законом, где говорится, что социальное жилье в Москве могут получить только те, кто уже там живет.
  4. dim_22 31.10.2018 10:30 Permalink Показать / Скрыть

    Новая традиция появилась в Москве в День памяти жертв политических репрессий: у монумента «Стена скорби» участники акции «Колокол памяти» ударили в лагерный рельс, привезенный с Соловков. Одновременно около Соловецкого камня на Лубянской площади состоялся митинг, организаторы которого напомнили о необходимости осуждения Иосифа Сталина и предложили запретить книги, оправдывающие его действия. По мнению международного «Мемориала», организатора состоявшейся накануне акции «Возвращение имен», чем больше памятных мероприятий, тем лучше: каждый сможет выбрать свой формат.
    https://www.kommersant.ru/doc/3786209