Исследователям удалось остановить развитие рака поджелудочной железы при помощи включения гена PTF1A. Результаты опубликованной в журнале Developmental Cell работы показали: если невзирая на онкогенные мутации заставить ген работать, то клетка не утратит дифференциации и останется нормальной. Кроме того, даже если клетка уже начала превращаться в раковую, то ее еще можно «разубедить» при помощи PT
Подробности
F1A. В ходе злокачественной трансформации клетки теряют свойства, характерные для того вида клеток из которого они произошли. Мутации перестраивают их работу так, что те тратят свои силы не на свои обычные занятия, а на деление. Это невозможно без вмешательства в работу генов-надсмотрщиков, которые как раз следят за тем чтобы клетка оставалась нормальной. PTF1A как раз один из таких генов, он отвечает за клетки поджелудочной и в опухолевых клетках он всегда выключен — даже если инициирующие мутации произошли не в нем. Натану Кра (Nathan M. Krah) и его коллегам из Университета Юты удалось показать, что стабильная работа этого гена перекрывает негативные эффекты от онкогенных мутаций и не позволяет клеткам утратить дифференцировку. Для этого они создали ГМ-мышей, в которых дополнительно встроили два гена с независимыми «включателями» — мутантный ген KRAS и PTF1A. Такая мышь растет как обычно, пока эти гены не включены при помощи веществ-активаторов. Выяснилось, что если разбудить оба гена и поддерживать PTF1A в активном состоянии, то клетка не утрачивает своих свойств вопреки онкогенному действию мутантного KRAS. Чтобы ужесточить условия, мышам вдобавок к онкогенным мутациям инициировали панкреатит — один из факторов риска для рака поджелудочной — но и он оказался бессилен против стабильной работы PTF1A. Авторы статьи предположили, что столь сильный противоопухолевой агент может быть эффективен не только для предотвращения, но и для возвращения трансформировавшихся клеток в нормальное состояние. Это предположение было проверено для начала на клеточных линиях, а затем и in vivo на мышах. Раковые клеточные линии отнеслись к активной экспрессии PTF1A по-разному: две линии это проигнорировали и продолжила размножаться, а остальные в ответ замедлили деление, то есть перестали вести себя как раковые. Сравнив «безразличные» и отвечающие на сигнал PTF1A клетки, исследователи выяснили, что хоть этот транскрипционный фактор и присутствует у первых, у него не получается включить подчиненные ему гены. Что же касается эксперимента in vivo, то мыши, жившие три недели с индуцированным панкреатитом и сломанным геном KRAS, успешно возвращали свои клетки в дифференцированное состояние, если на четвертую неделю им включали PTF1A. При подсчете дифференцированных клеток у таких мышей было видно, что пропорция таких клеток по сравнению с опухолевыми возрастала с десяти до семидесяти процентов от абсолютно здорового контроля.
Станции мониторинга радиации в Дубне и Кирове перестали выходить на связь через два дня после взрыва на военном объекта под Архангельском 8 августа. Об этом пишет The Wall Street Journal со слов Лассины Зербо — исполнительного секретаря Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Организация сделала запрос, однако представители российских властей ответили, что испытывают
Подробности
проблемы со связью