«Силовархия» — так, соединив слова «силовики» и «олигархия», американский политолог Дэниел Трейсман в 2006 году предлагал называть новый экономический и политический порядок, возникший с приходом к власти Владимира Путина. По его определению это государство, где политику и бизнес контролируют ветераны спецслужб и бывшие военные. Спустя полтора десятка лет понятие «силовики» уже не ассоциируется
Подробности
исключительно с путинской элитой. Силовые разгоны акций в столицах летом 2019 года, всплеск уголовного преследования по террористическим и экстремистским статьям, резонансные обыски у известных бизнесменов, сообщения о пытках (*каждый десятый опрошенный сталкивался с пытками со стороны силовиков, говорит исследование, проведенное «Левада-центром» в 2019 году*) — все это продемонстрировало усиление влияния рядовых силовиков и придало понятию «силовархия» новый смысл. «Проект» изучил данные о численности и зарплатах силовиков за семь лет с момента первых массовых уличных протестов, потрясших Москву после выборов 2011 года (*, данные доступны по 2018 год*). Главный вывод — в стране растет число силовиков, выполняющих репрессивные функции, а зарабатывают они намного больше, чем обычные граждане.