После пожара Sukhoi Superjet 100, принадлежащего «Аэрофлоту», задерживают рейсы авиакомпании, которые выполняют лайнеры той же модели. Три из них вылетали из Шереметьево. Какие рейсы задержали и почему: 7 мая — Рейс в Ригу из Шереметьево, пассажиры почувствовали запах гари, их вывели из самолёта и посадили на другой «Суперджет», сообщил телеканал «Москва 24» 8 мая — Рейс в Минск из Шереметь
Подробности
ево задержали из-за технической неисправности. «Аэрофлот» объяснил это «заменой воздушного судна по техпричине», сообщило РБК; 8 мая — Рейс из Ростова-на-Дону в Москву задержали из-за технической неисправности, пассажиров пересадили на другой «Суперджет», сообщило РИА «Новости»; 8 мая — Рейс в Ульяновск из Шереметьево, самолёт подали на посадку, пилот сообщил о сбоях в тормозной системе, «створки оказались деактивированы и при посадке могли не раскрыться», лайнер поменяли на другой «Суперджет», пишет Baza. Собеседник РБК рассказал, что проблемы с «Суперджетом» были и раньше, но «никто особо не обращал на это внимание». Он уточнил, что сейчас повышенное внимание к этому лайнеру из-за недавней авиакатастрофы.
Организация оборонных исследований и разработок Министерства обороны Индии отказалась от проекта FGFA (Fifth Generation Fighter Aircraft), предполагающего создание на основе Су-57 первого индийского истребителя пятого поколения, поскольку Россия не располагает какими-либо уникальными технологиями, которых нет у Индии, сообщает The Economic Times. Издание пишет, что «гвоздь в гроб» проекта ПАК ФА
Подробности
(перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации) забила Организация оборонных исследований и разработок, в которой заявили, что владеют всеми уникальными технологиями, необходимыми для создания истребителя пятого поколения, либо находятся в процессе их разработки. В апреле Janes сообщало о выходе Индии из FGFA. Причиной сворачивания 11-летней программы ВВС Индии называют непреодолимые расхождения в технологических и финансовых вопросах. Программа FGFA стартовала в 2007 году, ее основными подрядчиками стали «Сухой» с российской стороны и Hindustan Aeronautics — с индийской. Страны договорились о создании истребителя пятого поколения на базе российского Су-57. В рамках первого этапа программы стоимостью 295 миллионов долларов был разработан дизайн индийского истребителя, но далее проект FGFA не продвинулся из-за множества разногласий, возникших между сторонами. Россия рассматривала партнерство с Индией по созданию истребителя пятого поколения в качестве основного источника финансирования серийного выпуска Су-57
ВВС Индии официально вышли из программы FGFA (Fifth Generation Fighter Aircraft), в рамках которой планировалось совместно с Россией разработать боевой самолёт пятого поколения на базе Су-57, передает "Warspot" со ссылкой на портал janes.com. В октябре прошлого года командование ВВС Индии потребовало закрыть FGFA. В начале апреля текущего года представители Минобороны Индии совершили официальну
Подробности
ю поездку в Россию — одной из обсуждавшихся тем стал выход Индии из программы. В ВВС Индии считают, что российский Су-57 не отвечает заявленным требованиям скрытности. Кроме того, индийская сторона полагает, что боевая авионика, радары и датчики российской разработки не соответствуют стандартам пятого поколения. При этом индийские военные заявляют, что позже могут пересмотреть свои планы относительно программы FGFA или же будут закупать серийные образцы Су-57, если характеристики его финальной версии будут удовлетворять требованиям Минобороны Индии. Программа FGFA стартовала в 2007 году, её основными подрядчиками стали ПАО «Компания «Сухой» с российской стороны и Hindustan Aeronautics Ltd с индийской. Страны договорились о создании истребителя пятого поколения на базе российского ПАК ФА, также известного как Т-50 и позже переименованного в Су-57. Спустя несколько лет программа FGFA сменила название на Perspective Multi-Role Fighter (PMF), но даже в ВВС Индии её называют по-прежнему. В рамках первого этапа программы стоимостью $295 млн был разработан дизайн индийского истребителя, но далее проект FGFA не продвинулся из-за множества разногласий, возникших между сторонами.
Мексиканская компания Interjet пустила на запчасти ближнемагистральные пассажирские самолеты Sukhoi Superjet 100, сообщают Bloomberg и FlightGlobal. Каннибализация флота производится из-за проблем с поставками запчастей: из 22 имеющихся в парке Sukhoi Superjet 100 на запчасти пошли четыре машины (XA-JLG, XA-JLV, XA-PBA и XA-BVM), приобретенные у российской компании «Гражданские самолеты Сухого»
Подробности
в 2013-2015 годы. Interjet планирует организовать склад запчастей для Sukhoi Superjet 100, на что авиакомпания выделит семь миллионов долларов.
Россия вложила значительные средства в программу производства ближнемагистрального пассажирского самолета Sukhoi Superjet 100. К началу этого года построено около сотни самолетов, примерно треть машин не продана. Отечественные авиакомпании вынуждены волей-неволей покупать Sukhoi, а вот на международном рынке дела обстоят сложнее - приходится действовать через сложные схемы и "двойных агентов". ​
Подробности
Приход частного инвестора в авиакомпанию airBaltic стоил портфеля латвийскому министру путей сообщения и косвенно привел к отставке правительства. Ральф Дитер Монтаг-Гирмес был утвержден в качестве временного, финансового инвестора авиакомпании в начале ноября, а в конце месяца в Ригу прибыл новый самолет Bombardier, первая из 13 машин, заказанных airBaltic у канадского производителя. Днем ранее кабинет министров заседал четыре часа, министр Анрийс Матисс сопротивлялся приходу немецкого инвестора ввиду «возможных рисков для безопасности», и его за это отправили в отставку. Сошлись на том, что Гирмес получит 20% акций латвийской компании, ныне полностью принадлежащей государству, за 52 миллионов евро, а остальные 80 миллионов евро в ее развитие вложит правительство республики. Через пару недель неожиданно выяснилось, что Гирмес готов потратиться на airBaltic только при условии, если она в ближайшем будущем купит пять самолетов российской марки Sukhoi Superjet 100. Объединенная авиастроительная корпорация, включающая концерн Sukhoi, является частью российского военно-промышленного комплекса, и в случае расширения антироссийских санкций эти самолеты летать над Латвией не смогут. Сделка зашаталась, и председатель правления airBaltic, немец Мартин Гаусс, обошел парламентские комиссии и фракции, убеждая депутатов, что российские самолеты хороши и дешевле западных, а в случае чего, можно сдавать их в аренду. В трудовой биографии Гаусса это не первый эпизод с «Сухим»: на рубеже прошлого десятилетия, руководя венгерским национальным перевозчиком Malev (обанкротился в 2012 году), он подписал протокол о намерениях приобрести два десяка SSJ100. Однако в разговорах с латвийскими журналистами Гаусс отрицал связь как с росссийским концерном, так и с Монтаг-Гирмесом, заявив, что познакомился с ним лишь прошедшим летом. Инвестиционный банкир Монтаг-Гирмес, бегло говорящий по-русски, попал в Россию в 1994 году консультантом правительства по приватизации. В 1998 году был назначен аудитором Инкомбанка. Входил в советы и правления различных, как он пишет в резюме, «трудных» российских банков. Связан с лизинговой компанией "Ильюшин финанс", входящей в состав Объединенной авиастроительной корпорации. В 2010 году в интервью журналу «Медведь» признался, что до падения Берлинской стены служил в западногерманской разведке. В декабре 2014 года зарегистрировал в Латвии три авиализинговые компании.
Российский гражданский авиапром, основным проектом которого остается региональный самолет Sukhoi Superjet-100 (SSJ-100), становится рекордсменом по господдержке. Вслед за докапитализацией Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) на 100 млрд руб. государство готово выделить еще 27 млрд руб. на лизинг. Таких невозвратных вливаний не получал никто из участников рынка ни в нынешний, ни в прошлый
Подробности
кризис. SSJ — проблемный продукт, но в него уже вложены миллиарды долларов, проект объединил целый ряд сильных лоббистов, поэтому, считают эксперты, будет "вытягиваться любой ценой". ...
несмотря на "беспрецедентные меры господдержки" в размере 70,5 млрд руб., финансовое состояние предприятий авиапрома не улучшалось: совокупный долг корпорации превысил 260 млрд руб. (на ноябрь 2013 года), уставный капитал ОАК из-за снижения стоимости активов дочерних обществ уменьшился на 30,7 млрд руб. исправно собираемые с дочерних обществ дивиденды размещались ОАК для получения доходов на де
Подробности
позитах, в то время как сами авиастроительные предприятия были вынуждены брать все новые и новые коммерческие кредиты. заявленные сроки окупаемости SSJ слишком далеки от реальности, а реальные расходы на НИОКР и доработку самолетов (в том числе и бюджетные) недооценены либо намеренно преуменьшены. Коммерческие результаты проекта это подтвердили: продажи самолета не окупают себестоимость его производства. компания "Гражданские самолеты Сухого" (ГСС) до сих пор не вышла на обещанный темп 60 самолетов в год (в 2014 году их было произведено только 37). в первом полугодии 2014 года совокупный чистый убыток ГСС составил $144,1 млн, убыток от операционной деятельности — $68,3 млн. Объем долгосрочных кредитов и займов ГСС составлял $1,6 млрд, а краткосрочных — $1 млрд. * КДПВ: фотография сделана в тот самом самолете "Суперджет-100", который разбился в Индонезии.
Рабочим цеха № 26 КнААЗа в Комсомольске-на-Амуре, выступившим против низких зарплат и постоянных переработок, одним приказом объявили выговор за нарушение правил трудового распорядка, а другим – намерены изменить условия труда, вводя ряд мер для стабилизации ситуации, включающих пересмотр норм труда, ремонт и замену оборудования. Выговор намерены оспаривать авиастроители, а объявленные перемены жд
Подробности
ут с нетерпением. 15 января на КнААЗе вышли два приказа, напрямую затрагивающие судьбу рабочих 26 цеха. Первым приказом 16 слесарям 26 цеха был вынесен выговор за нарушение ст. 21 ТК РФ и правил трудового распорядка. Помимо рядовых лишением декабрьской премии наказаны начальник цеха и производственные мастера. В списке из 16 человек в основном женщины, хотя среди бастовавших и подписавших требования было немало мужчин. Видимо, выбрали самых беззащитных, полагают в цехе. - Если заводская комиссия не решит этот вопрос в пользу рабочих, мы, безусловно, поможем обжаловать этот приказ в судебном порядке, составить иск. И, конечно, поддержим в суде, - сказал Вадим Воеводин. – И не только в суде первой инстанции, но и дальше. - Во втором приказе на несколько листов положения по организации и нормированию труда в нашем цехе, - рассказывает Марина Емец. - В течение трех месяцев предусмотрена работа, поставят видеокамеры, и независимая комиссия будет оценивать нашу работу и справедливость наших претензий. И никаких изменений в условиях работы мы не увидим, пока не закончится эта работа. К организационным проблемам в нашем цехе мы привлекли и профсоюзы: было собрание с главой профсоюза Виктором Багмутом у нас в цехе. Там тоже соберут свою комиссию по нашему поводу. По словам Вадима Воеводина, этот документ обнадеживает и доказывает правоту рабочих хотя бы потому, что в нем прописаны многие мероприятия, выполнения которых они добивались. В частности, требование обеспечить до начала работ необходимыми материалами, заготовками и документацией, требование провести анализ причин невыполнения норм времени и анализ перевыполнения норм труда на различных участках, по результатам которых предписывается рассмотреть необходимость изменения организации и норм труда. - Более того, руководство завода не скрывает, что изготовление деталей для слесарей цеха № 26 производится по общемашиностроительным нормативам, утвержденным в 70-80- х годах. В этом перечне также отмечено, что необходимо провести 100 %-ное обследование оборудования цеха, по выявленным замечаниям дополнительно включить в план капитальных и средних ремонтов, а в отношении наиболее изношенного физически и морально оборудования подготовить предложения по его замене, - подчеркивает Вадим Воеводин. Также предусматривается дополнительный набор сотрудников в цех. - В принципе мы этого и добивались. Особенно радует, что собираются выделить большую сумму на замену оборудования. Никто на нас внимания не обращал, а после того как мы организовались и заявили свои требования, нас наконец-то услышали: и оценку проведем, и нормочасы пересмотрим, и оборудование поменяем. На памяти старожилов КнААЗа такие предложения по работе отдельно взятого цеха руководство завода разрабатывает впервые.
протестовать решили тогда, когда в очередной раз выяснили, что за месяц сработали очень мало. Практически у всех "закрыто" по табелю 30-40 часов, а в месяц, чтобы получить нормальную зарплату, надо отработать 170-180 часов по табелю. – Новый год – это такой праздник, а у нас денег-то и нет. Мы пошли к начальнику цеха, мол, дайте нам работу, но так и не получили ее. Люди, конечно, решили собрать
Подробности
ся, потому что мы и раньше подавали начальнику цеха заявление о том, что условия невыносимые, что работа не оплачивается должным образом. Все нам говорилось, подождите, все изменится. Так это было в 2012 году, а сейчас уже 2014. Вот это все и сыграло, - говорит Светлана Ткаченко. Больше всего работников 26 цеха КнААЗа возмущают расценки. - К примеру, есть деталь, на которую уйдет 8 часов, а в табеле ее цена 0,1 минута или 0,5 минуты, или такие детали, которые делаются, например, неделю, а в табеле она стоит 5 часов. Как вы считаете, могу я за такую зарплату работать? У нас, кстати, в наших маршрутках расценки до сих пор в копейках. Вот и получается, что мы до сих пор работаем не за рубли, а за копейки, - говорит Светлана Ткаченко. Еще много времени уходит на подготовку детали, которая в расценки никак не входит: на то, чтобы достать чертежи и шаблоны или промыть деталь после обработки. Вроде бы, мелочи, но таких мелочей набирается очень много, поэтому-то люди и забастовали, говорят рабочие. Оттого у них такие низкие зарплаты. У трех работников 26 цеха зарплата за ноябрь без сверхурочных составила 13,14, и 20 тысяч рублей. А у работника завода из 46 цеха, недавно вышедшего из ученичества и получившего III разряд, зарплата за ноябрь, по его словам, составила и вовсе 10,5 тысячи рублей. Можно получать больше, по 40-50 тысяч, но только со сверхурочными, для этого приходится практически жить на заводе, выходить и в субботы, и в воскресенья, постоянно перерабатывать, говорит работница цеха № 26 Марина Емец. Никто из присутствовавших рабочих не знает, как тарифицируется их труд и только смутно догадывается, по каким принципам начисляется зарплата. - Мы посчитали, что приблизительно 100 часов по табелю - это 10 тысяч рублей, - говорят рабочие. При этом декларированное руководством завода повышение зарплаты никто из рабочих не заметил, наоборот, стало хуже, признаются сотрудники завода. - Мы все здесь много лет проработали, мы все любим свой завод, и поначалу было еще терпимо, нормально. И тогда мы постоянно "прихватывали" выходные, сверхурочку подписывали на месяц, но два года так продолжаться не может. У кого-то носом идет кровь, меня лично "скорая" два раза из цеха увозила, но все молчат, да и куда обращаться? Я вот постоянно отрабатывала сверхурочные часы, поэтому этот год не работаю. А мне начальство сказало, что ты сидишь на больничных много. Так я выздороветь не могу, мне не на что выздороветь. Вот у меня справка за последние 3 месяца, это 9 тысяч рублей зарплаты. Могу я на это выжить при том, что мне с двумя детьми 7 тысяч рублей надо отдать за квартиру? Мы никого не обвиняем, мы просто хотим зарабатывать нормальные деньги, чтобы было что детям подарить, лекарства купить, - сказала Светлана Ткаченко. По словам депутата Законодательной думы Вадима Воеводина, условия, в которых работают на авиационном заводе, невыносимы, но руководство замалчивает это. - В городских СМИ появились заявления руководства города и завода о том, что все благополучно, никаких проблем нет, что не надо раздувать историю на пустом месте. Но завод имени Гагарина - оборонное предприятие, и нам небезразлично, какова обороноспособность нашей страны. Поэтому мы, конечно, обратимся
протестующие сотрудники КнААЗа (Комсомольский-на-Амуре авиационный завод имени Ю.А. Гагарина) передали руководству завода и в профком заявление-требования. Письмо подписал 41 сотрудник цеха № 26 завода: слесари-доводчики, фрезеровщики, наладчики. 25 рабочих именно этого цеха 18 декабря объявили акцию протеста против постоянных переработок и низких расценок. Первое требование касается продолжите
Подробности
льности рабочего дня: для женщин, указывается в заявлении, он должен быть с 08.00 до 16.00, а для мужчин на час больше. - Мы перерабатываем и в будни и еще вынуждены выходить работать в субботу и в воскресенье, - сообщили протестующие работники. Второе требование – возвращение компенсации за вредные условия труда, дополнительных дней отпуска и внесение профессии в число вредных. - Наша работа не просто тяжелая физически, но и вредная. Мы постоянно дышим металлической пылью, - говорят рабочие 26 цеха. Особо сотрудники требуют, чтобы затраченное рабочее время соответствовало норме табельного, а расценки оплаты труда, сохранившиеся с 1976 года, соответствовали году 2014-му. - Сейчас расценки указываются в копейках и рассчитаны таким образом, что мы сами добровольно вынуждены соглашаться на постоянные переработки, если хотим получить нормальные деньги. А если не согласимся на сверхурочные, то ничего и не получим, - поясняют протестующие. Два последних требования - технического характера. Необходимо заменить станочное оборудование, "работа на неисправных станках приводит к травмам", а также старую оснастку, то есть штампы, шаблоны и прочее, указывают в своем заявлении рабочие КнААЗа.
- Мы с утра сегодня бастовали: на работу вышли, но не работали. Мы не видим смысла в дальнейшей работе – даже со сверхурочными часами мы не можем заработать положенные нам деньги, - сообщила работница Светлана Ткаченко, проработавшая на КнААЗе 17 лет. Бастующих, пояснила Светлана, 25 человек. Все они слесари-доводчики деталей для летательных аппаратов IV и V разрядов и практически все женщины.
Подробности
- В месяц мы должны закрыть табель на 150-160 рабочих часов. Это стоит 20 тысяч рублей, - объясняет Светлана Ткаченко. - Есть еще добровольно-принудительные сверхурочные 50 часов в месяц. Без них больше 20 тысяч рублей вам ничего не "светит". В зачет идет только то время, которое затрачено непосредственно на изготовление деталей, время на подготовку не учитывается. А чтобы изготовить одну деталь, работники должны получить специальные шаблоны и инструкции. Для этого им надо отправиться в другой цех, отстоять очередь на склад, найти эти шаблоны самим на огромном складе, так как людей на складе тоже не хватает. Нередко на подготовку детали, которую делать минуту, уходит и полчаса и больше. Нормативы составлены таким образом, что выполнить их и сохранить в целости и сохранности здоровье и семейную жизнь, просто нереально, говорят сотрудницы. - За три месяца с сентября по ноябрь я получила 27 тысяч, то есть в среднем 9 тысяч в месяц. И это с учетом всех переработок. Скажите, можно на такие деньги прожить? – возмущается Светлана. - Я получаю намного больше - в месяц около 40 тысяч рублей, но за эти деньги я выкладываюсь так, что сил ни на что не остается. Помимо добровольно-принудительных сверхурочных, я еще выхожу работать и в субботу, и в воскресенье. Меня не видят родные и друзья - в цехе я практически ночую, а иначе норму не вытянуть, - рассказывает коллега Светланы Ткаченко Марина Емец. По их словам, падение зарплаты началось постепенно, полтора-два года назад, а полгода назад стало совсем невмоготу. - Нам все обещали, что вот-вот станет лучше, что там, наверху, разберутся. А мы все верили, пока не поняли, что никому до нас дела нет, и нас просто обманывают. Все, что мы хотим, это работать с 8 до 16.00, и зарабатывать положенные нам деньги , - говорят Светлана и Марина. Ранее работники уже обращались по этому поводу с письмом в заводскую профсоюзную организацию, однако ответа не получили. - Сегодня наше начальство нам прямо запретило что-либо рассказывать СМИ. Теперь мы опасаемся, что от нас, нелояльных, начнут избавляться. Мы портим блестящий имидж завода как передового предприятия, где работать почетно и престижно ***** замдиректора по экономике и финансам Комсомольского авиационного завода, ничего не знает ни о вчерашней забастовке сотрудников завода, ни о маленьких зарплатах, ни о "резиновом" рабочем дне работников. Беседу, наполненную неудобными вопросами и задумчивыми "та-ак" в ответах, главный по экономике КнААЗа затягивать не стал и просто бросил трубку http://amurmedia.ru/news/show.php?id=409826&printmode=1 ***** Производитель самолетов марки "Су", ведущее производственное предприятие Авиационной Холдинговой Компании "Сухой". В настоящее время участвует в трех приоритетных программах холдинга: по разработке и производству многофункционального истребителя Су-35, боевого авиационного комплекса пятого поколения и регионального пассажирского самолета Сухой Суперджет 100. Здесь выпускаются одноместные и двухместные модификации самолетов семейства Су-27 — Су-27СМ/СКМ, Су-30МК2, истребители палубного базирования Су-33, Су-33УБ, проводится ремонт и модернизация самолетов, стоящих на вооружении авиации ВВС и ВМС России. КнААЗ — сертифицированный поставщик корпорации "Боинг". С 1 января 2013 года КнААПО вошло в качестве филиала в ОАО "Компания „Сухой“" и стало называться филиал ОАО "Компания „Сухой“ Комсомольский-на-Амуре авиационный завод имени Ю. А. Гагарина" (КнААЗ).