Бывший командир вооружённых отрядов так называемой "Донецкой народной республики", бывший сотрудник российских спецслужб Игорь Гиркин, также известный как Игорь Стрелков, дал интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону. В беседе, которая шла по скайпу больше трёх часов, Гиркин признался, что во время участия в боевых действиях на востоке Украины в 2014 году по его личному приказу были расст
Подробности
реляны как минимум четверо украинских граждан, которых в интервью он назвал "диверсантами". Также по приказу Гиркина были расстреляны несколько ополченцев "ДНР" – за мародёрство и пытки. Одного из них, по словам бывшего командира сепаратистов, он убил лично. "Иногда мы хоронили, даже не зная кого", – признался Гиркин. Отвечая на вопрос о сбитом в июле 2014 года в небе над Донбассом малайзийском "Боинге", в результате чего погибли 298 иностранных граждан, Гиркин, которого международное следствие считает одним из виновников преступления, признал себя "косвенно ответственным" за него и отметил, что не удивится, если предстанет перед Гаагским трибуналом.
По благосостоянию и качеству жизни довоенный Донбасс шел вровень с Киевом, существенно опережая и украинские, и многие российские регионы. В Донецке находился один из трех крупнейших аэропортов Украины. В высотках из стекла и бетона располагались офисы иностранных компаний, работающих в регионе напрямую (то есть не через столицу); в городе было много экспатов. В местных трамваях и троллейбусах раб
Подробности
отал беспроводной интернет — за пару лет до того, как wi-fi появился в московском метро. В 2012-м город принимал европейский футбольный чемпионат. Глядя на сегодняшний Донецк, невозможно поверить, что все это было еще совсем недавно. За пару летних месяцев 2014 года финансово-промышленная столица восточной Украины превратилась в город-призрак. По пустым центральным улицам проносились военные грузовики и отчаянные таксисты, перевозившие репортеров. На севере и западе, а также в центре города каждый день разрывались снаряды. Целиком, до фундаментов домов, были разрушены несколько районов. В области уничтожены и сожжены десятки городов и сел. Многие жители Донецка — служащие компаний, чиновники и иностранцы, местная богема и интеллигенция — уехали оттуда еще тогда, летом 2014-го. Однако численность населения областного центра уменьшилась несущественно: в Донецк потянулись люди из тех самых небольших провинциальных поселений. Теперь они формируют новый облик города. Война ушла, оставив после себя бедность и болезни. С троллейбусов и трамваев сняли wi-fi роутеры. На металлолом пошли сбитые в ходе обстрелов высоковольтные провода. Полупустые полки в магазинах стали обычным делом. В Петровском районе города многие до сих пор живут в бомбоубежище местной шахты, опасаясь новых обстрелов. А в психоневрологическом диспансере № 1, который находится неподалеку, расположились бойцы самопровозглашенной Донецкой народной республики. Еще прошлой зимой мы с волонтерами возили на Петровку еду и лекарства, уже тогда в подвалах там были люди, больные тифом. Что на Петровке и в других донецких пригородах происходит сейчас, не знает никто. Этой осенью власти ДНР запретили волонтерам развозить лекарства, а деятельность некоммерческих организаций приравняли к шпионажу. Ниже я привел некоторые цифры и наблюдения, по которым можно судить, в каком положении находится сегодня Донбасс.