В 2018 году Беломорканалу — великой советской стройке, на которой впервые использовали труд заключенных, — исполняется 85 лет. Канал строили в рабских условиях: по некоторым оценкам, погибли до четверти строителей. Сейчас жизнь вдоль канала продолжается, но сам он давно не востребован. Суда по нему ходят редко: выгоднее доставлять груз по автомобильным и железным дорогам. Единственные люди, для ко
Подробности
торых канал по-настоящему важен, — его рабочие, которые живут в небольших поселках при шлюзах. По просьбе «Медузы» специальный корреспондент The Village Андрей Яковлев и фотограф Екатерина Балабан выяснили, как устроена современная жизнь Беломорканала.
В ноябре прошлого года районный суд города Катайска (Курганская область) приговорил молодую мать Евгению Чудновец к 6 месяцам колонии. Девушку осудили за публикацию в соцсети трехсекундного ролика, который сняли на телефон воспитатели летнего лагеря «Красные орлы». Павел Каныгин отправился в Катайск, чтобы выяснить настоящие основания для такого жестокого приговора, вынесенного молодой женщине.
27 декабря в Корейской Народной Демократической Республике отмечается большой государственный праздник – День Конституции. Накануне торжественных событий корреспондент Радио Свобода Роман Супер, примкнувший к российскому молодежному обществу по изучению идей чучхе и оказавшийся таким образом в одной из самых закрытых стран на планете, рассказывает о своих впечатлениях от Пхеньяна. Вонзающееся в
Подробности
ясное синее небо высокое здание с миллионом одинаковых окон. Услужливый улыбчивый швейцар у входа в гостиницу подхватывает мой чемодан и просит поскорее войти внутрь. Внутри просторное лобби, магазин с сувенирами и книгами, бильярдные столы, ресепшен. Дальше все как всегда: мне выдадут магнитную карту – ключ от номера, я окажусь в лифте, потом в длинном коридоре с красным ковролином. На прощание швейцар напомнит, что к ужину нужно спуститься через 40 минут. И лучше не опаздывать, потому что будут "важные гости". Ровно через 40 минут я окажусь под гигантской, как и все в этой гостинице, хрустальной люстрой за столом, сервированном серебряной посудой и дорогим фарфором. По залу будет разливаться приторная музыка. Официант в белой рубашке начнет подносить блюда: креветки, маленькие порции разных салатов, пасту, куриные грудки в кисло-сладком соусе, жареные осьминоги, форель в фольге, суп. Музыка и лязг посуды внезапно затихнут. В зал войдут "важные гости", три человека. Самый упитанный из них, розовощекий и молодой парень в белой рубашке протянет рук: – Здравствуйте. Меня зовут товарищ Чен. Я приветствую вас в Корейской Народной Демократической Республике. Давайте ужинать и наслаждаться вечером. А потом мы вручим вам значки. Товарищ Чен и два других корейца в военных френчах усаживаются за стол и приступают к ужину. Сколько было тостов, сейчас уже и не вспомнить. Мы точно пили водку. И каждой рюмкой точно прославляли эпоху Сонгун и идеи чучхе. Потом и правда были значки. Вечером следующего дня все повторилось снова. Затем был гольф. Было холодное и пенистое вкусное пиво. Гарсон поджигал сигарету, как только сигарета оказывалась у меня в руке. А однажды после очередного такого ужина товарищ Чен повел меня на 34-й этаж гостиницы, чтобы "приятно удивить". Там оказался еще один ресторан с панорамным видом на город. Ресторан вращался вокруг своей оси, а официант полночи подливал в наши стаканы "Джеймсон". И про кубики льда тоже не забывал.
Солдаты Нацгвардии (вставшие у больницы, школы и ДК) и батальон «Айдар» (у церкви) вошли в Новосветловку, «лежа на бэтээрах», вспоминают очевидцы. Они насчитали всего около 150 солдат на почти трехтысячное село. Десять дней между ополчением, расположившимся на буграх с востока, и армией шли короткие бои. А с 24 по 26 августа украинские войска и сепаратисты, получившие, по их собственным словам, по
Подробности
дкрепление в виде российских танков и артиллерии, полоскали друг друга круглые сутки. Армия и «Айдар» отступили. Россияне же, рассказывают местные жители, прошли через соседнее село и ушли брать луганский аэропорт. А половину Новосветловки сровняли с землей. **** — Солдаты были на школе, но они 26 августа ушли, — говорит фельдшер скорой помощи Нина. — Двенадцать часов, с полшестого утра до полшестого вечера, по ним стреляли. Но они одной маленькой кучкой были, а стреляли по всей деревне. Один ополченец потом сказал моему отцу: «Ну, батя, ты извини, немножко неточные координаты были». Нормально?! У нас тут до ста человек погибло. ***** — К Украине после всего этого уже не хочется. Я фельдшер скорой помощи, я вообще вне политики, мне по барабану, кого лечить. Но что мой ребенок сделал этому Порошенко, который ввел сюда войска? Как может быть страна единая, если у каждого олигарха своя армия? А Россию мы примем, если они народу помогут. Нам уже без разницы, кто будет стоять у власти, лишь бы был мир. И хотя бы свет. И вода. Мы уже даже за газ как-то молчим. ******** — Эти суки были на больнице, на школе и на церкви, да. Но зачем же их так трамбовать «Градом»? Зайдите на Т-90, да пешком зайдите, и всё — они бы сдриснули! Нас было на бугру человек семь местных, мы все за головы схватились. Владимир Владимирович, на фига ты меня колбасил? Пускай меня, сука, свои расстреляют, но запомни: вот это, — Сергей обвел рукой изломанный дом, — расстреляли наши. Я не пил два с половиной года — я запил, когда это увидел. Причем, как специально, дома, где ополченцы жили, разбиты. А которые за укропов — у тех целые дома, веришь? Я пришел к командиру, сдал автомат. Он меня понял… ****** — Ехал к вечеру домой на велосипеде, буквально за два-три дома останавливают: один айдаровец трезвый, остальные трое пьяные, — поясняет Валера. — Вот, мы единую Украину защищаем. Ну и шо, говорю, я тоже за единую Украину. Только бандеровщину их не признаю. «А что ж не воюешь?» А дальше они меня за рубашку и в багажник… Потом, когда вели, один стрельнул с автомата, у меня аж тапок разорвало, а ступню насквозь. Два пальца до сих пор немые. Связали скотчем руки и ноги. Засунули в неглубокий окоп, можно только лежать. Прошел артобстрел. Часа в два, наверное, ночи думаю, надо снимать скотч. Сходил в туалет в окопе… Вылез, не пойму, где я. Иду, а они мне: «Стоять! Мы тебя отпустить не можем, ты арестован». И закрыли меня в магазин. Выбраться нереально. Когда рассвело, увидел одного без автомата. Кричу ему: «Дай закурить!» А он: «Может, тебе еще проститутку сюда притащить?» А потом за мной приехал десантник. Оказалось, жена попросила. Отдали без разговоров. ****** — Полтора месяца провоевал, обещали зарплату, а получил хрен, — продолжает Ваня. — Получает тот, кто сидит наверху, как обычно. На самом деле идет война не против этих людей, а против России. Эта земля уже продана американцам. Организация есть такая — «Форбс», может быть, знаете. Эта организация еще в XVII веке устроила переворот в царской Руси. Масоны в эту организацию входят. Революции, что сейчас были в Сирии, в Ливии, — это ж открытая война идет против России. — Берегите себя, — не желая удачи, прощаемся с Ваней. — Мы отморозки долбаные, чего беречь! Мы бессмертные!