Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал это заявление проявлением "стереотипов" и "русофобии". "Мы не носим розовых очков и прекрасно отдаем себе отчет в том, насколько американский политический истеблишмент находится: а) в плену стереотипов и б) под страшнейшим русофобским давлением", –заявил Песков. При этом он подчеркнул, что ему "трудно понять такие слова", поскольку он не
Подробности
знает, "в каком контексте они были сказаны". Ранее американский сенатор-республиканец Джон Нил Кеннеди (он представляет Луизиану) после визита в Россию, который состоялся на прошлой неделе, заявил, что президенту Владимиру Путину "нельзя доверять", и сравнил контакты с Москвой с ведением дел с мафией. Группа республиканских американских конгрессменов и сенаторов находилась в России с 30 июня по 4 июля. Поездка произошла в преддверии встречи президентов Путина и Трампа в Хельсинки 16 июля. Американские политики встречались с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и с российскими парламентариями. Поездка, как рассказал Кеннеди, была организована послом США в РФ Джоном Хантсманом. По ее итогам сенатор заявил, что встречи, которые у него прошли в России, были "напряженными" (cantankerous – англ.), и назвал Лаврова "хулиганом" (bully). "В России нет политической философии. Это такая же политическая философия, как у мафии, – заметил он. – Философия Путина – это деньги и власть. И он правит железной рукой, он диктатор". "Путину нельзя доверять, – также отметил он. – Я думаю, что лучшее, что мы можем сделать – это попробовать его сдержать". Также Кеннеди сказал, что в России нет свободной прессы, и существует большой разрыв между богатыми и обычными гражданами. "Русские люди заслуживают лучшего", – подчеркнул сенатор. Он также заявил, что не ожидает дипломатического прорыва от встречи Путина и президента США Дональда Трампа.
Некоторое время назад «Лента.ру» поговорила о том, чем отличается российская медицина от западной, с директором отделения хирургической онкологии Mercy Medical Center в Балтиморе (США) Вадимом Гущиным. Россияне уже свыклись с тем, что наше здравоохранение имеет «отдельные недостатки», но принято считать, что руки у российских врачей золотые, а хирурги у нас едва ли не лучшие в мире. Доктор Гущин,
Подробности
практиковавший и в России, и за границей, подверг это сомнению. Статья вызвала сильный резонанс, многие читатели не поверили эмигранту. И поскольку в медицине как нигде важно «второе мнение», мы решили побеседовать на ту же тему с бывшим преподавателем Гущина, одним из лучших в России хирургов-онкологов, членом многих международных сообществ доктором медицинских наук Вячеславом Егоровым.

«Лента.ру»: Вы доверите выпускнику российского вуза сделать операцию своему родственнику?

Егоров: Выпускник вуза может самостоятельно работать хирургом и выполнять стандартные операции только через четыре-пять лет интенсивного труда в больнице. А чтобы подготовить врача, который умеет делать сложные операции, необходимо не менее десяти лет.

Студенты-медики часто становятся героями анекдотов, которые не знают, где у человека сердце, а где почки. Все так плохо?

Бывает и такое. Случается, человек окончил институт, собирается заниматься хирургией и не знает, какими артериями снабжаются органы живота. Некоторые молодые врачи плохо формулируют свои мысли. А это препятствие для контакта с пациентами, их родными и даже почва для конфликтов. Я уже не говорю про английский, его вообще многие не знают.

Не один год я преподаю как врачам, так и студентам медуниверситета. И меня поражает то, чего представить невозможно ни в каком зарубежном медицинском университете: отсутствие интереса, низкий уровень знаний и низкий уровень их усвоения примерно у трети студентов.

Гущин утверждает, что даже студенту-отличнику стать нормальным врачом в России непросто. Молодых интернов и ординаторов практически не учат, ничего не объясняют. Почему?

Знаете, как устроено обучение за рубежом? У каждого ординатора есть ментор. То есть человек, который учит хирургии. Наставник полностью отвечает за своего практиканта и за результаты его обучения. Но за это имеет двойную оплату. Пока в России не появятся подобные стимулы, нормальной подготовки хирургов не будет. Преподавание — непростая работа. Практикующему врачу проще самому сделать операцию, чем научить ей кого-то. Даже стандартная операция — это сложное и ответственное дело. А ведь есть многокомпонентные вмешательства, которые состоят из множества этапов и длятся много часов. Подготовка хирургов в России — это действительно большая проблема. Кого у нас учат, как в Америке? Только своих детей, ведь на них не жалко тратить ни время, ни силы.

Поэтому Россия и славится династиями врачей?

Возможно. Я видел, как в американском университете Джонса Хопкинса и в Университете Миннесоты менторы опекают молодых хирургов, как будто это их родные дети. Я хотел бы, чтобы и меня так когда-то учили. Мне пришлось многое постигать самому. Я не вылезал из морга, чтобы начать разбираться хотя бы в анатомии, и отработать хирургическую технику. Конечно, это оказалось очень полезным, но для начинающего хирурга опека опытного наставника незаменима.
Многие издания уже писали о том, что своей победой новый президент США Дональд Трамп обязан политической корректности. Ведь верхом в Белый дом он въехал как раз на тех темах, которые традиционно были табуированы для обсуждения политической и университетской элитой (нелегальная миграция, исламизм и т. д.). Однако Трамп обязан американским левым (или, как там принято говорить, прогрессистам и либера
Подробности
лам) гораздо больше, чем может изначально показаться. В действительности феномен Трампа создала другая излюбленная левая практика — «политика идентичности».

Когда-то давно Карл Маркс ввел два не самых понятных термина: «класс в себе» и «класс для себя». Первый описывает ситуацию, когда класс — объединенная некими объективными экономическими интересами прослойка — еще не осознает себя общностью, а потому действует себе в ущерб (работает на капиталиста и воюет в империалистических войнах). На стадии «класса для себя» люди наконец осознают общие интересы и начинают бороться за выгодные им политические институты. Это и есть прообраз «идентичности», к сознанию которой должен прийти пролетариат. При жизни Маркса не произошло ничего подобного. Не произошло и после: глупые рабочие продолжали участвовать в империалистических войнах на стороне своих глупых национальных государств, а после установления мира — о, ужас — не спешили оказывать поддержку левым партиям (часто, наоборот, поддерживали консерваторов). Чем окончательно разочаровали левое движение, обратившее свой взор к другим формам идентичностей, а именно — к идентичностям разнообразных меньшинств. Сейчас результат этого поворота часто называют «культурным марксизмом».

Но «политика идентичности» давно вышла за пределы левого дискурса и настолько вросла в общую политическую повестку, что воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Меньшинства должны объединяться в политические группы, выдвигать свои требования и формировать выгодные для себя институты. Казалось бы, это очевидно: что же представляет собой реальная политика, как не борьбу разнообразных групп интересов за лакомый кусок и место под солнцем?

Однако это не так. Борьба групп, конечно, была характерна для человечества с самых древних времен. Только основатели США как раз в этом и видели главную угрозу. Опасения, что какая-либо социальная группа узурпирует власть или же значительная часть населения устроит «тиранию большинства», — все представляло демократию в виде утопии и требовало создания той самой республиканской системы сдержек и противовесов. Но есть основания полагать, что важны не столько сама эта система, сколько тот социальный механизм, о котором впервые писал Джеймс Мэдисон:

«Чем малочисленнее общество, тем скуднее в нем число явных партий и интересов, его составляющих, тем чаще большинство граждан оказываются приверженцами одной партии, а чем меньше число лиц, составляющих такое большинство, и чем меньше территория, на которой они размещаются, тем легче им договориться между собой и осуществить свои утеснительные замыслы. Расширьте сферу действий, и у вас появится большее разнообразие партий и интересов; значительно уменьшится вероятность того, что у большинства возникнет общий повод покушаться на права остальных граждан, а если таковой наличествует, всем, кто его признает, будет труднее объединить свои силы и действовать заодно».
Больше четверти россиян (26%) боятся выражать свое мнение, участвуя в соцопросах «по поводу текущих дел в стране». Об этом свидетельствуют данные опроса Левада-центра, пишет «Коммерсантъ». При этом еще половина (49%) россиян заявили, что, по их мнению, большинство россиян «неохотно высказывают свои взгляды». По мнению 56% из них, это происходит из-за того, что они «опасаются негативных последст
Подробности
вий для себя». Еще 20% считают, что им самим неприятна правда, а 9% — что респонденты опасаются неодобрения интервьюера. Директор Левада-центра Алексей Гражданкин пояснил, что неверно было бы рассчитывать рейтинг президента, вычитая из официальных данных «26% тех, кто опасается выражать свое мнение социологам». «Иногда люди в соцопросах высказываются более лояльно к власти, чем относятся к ней на самом деле, но в реальности смещение оценок происходит плюс-минус на 5%», — пояснил он. Гражданкин отметил, что люди, придерживающиеся оппозиционных взглядов, чаще боятся высказывать свое мнение нежели те, кто лоялен к власти.
Историк и медиаэксперт Таави Минник побеседовал с историком, доктором исторических наук, профессором и заведующим кафедрой связей с общественностью МГИМО Валерием Соловьем о манипуляциях в медиа и пропаганде.

Мне довелось общаться с журналистами из Великобритании. Они были удивлены, что люди в Восточной Европе так много смотрят телевизор. Пример моих родителей это подтверждает: в зале
Подробности
у них все время играет телевизор, а на кухне - радио. С чем это связано? Почему наши люди так много смотрят телевизор и так доверяют ему?

Это привычка, восходящая еще к советской эпохе. И эта привычка характерна, в первую очередь, для старшего поколения, независимо от страны постсоветского пространства. Это часть политической социализации старшего поколения. Я предполагаю, что в Эстонии внимание к российскому телевидению может усиливаться также потому, что прежде в Эстонии не было русскоязычных телеканалов. Для русских, живущих в Эстонии, Латвии, Литве, российское телевидение оказалось единственным источником информации, особенно для старшего поколения, которое уже не могло выучить государственный язык.

Ситуация с младшим поколением другая: оно социализировалось по-другому, поэтому его внимание к телевидению меньше, у него имеются другие источники информации. Хотя результаты социологических исследований в России показали, что молодые люди смотрят телевидение всего лишь на 5% времени меньше, чем их родители.

Но при этом надо понимать, что есть два пути получения информации. Это прямой путь, когда люди старшего возраста садятся перед телевизором и смотрят какие-то передачи (к примеру, аналитические ток-шоу), и косвенный, окольный путь: молодые люди слушают включенный телевизор, при этом просматривая новостную ленту в социальных сетях.

По мере того, как из жизни будет уходить старшее поколение, внимание к телевидению как источнику информации будет уменьшаться. Но телевидение все равно сохранит свою роль самого влиятельного инструмента пропаганды, ведь люди больше всего доверяют именно телевидению. -->>
Я вот думаю: а что было бы, если бы Воланд прибыл в Москву сейчас. То есть не в Москву Сталина, а в Москву Путина? И время по сюжету подходящее — как раз весна, дело к маю.

Как вы помните, во время триумфального выступления своей свиты на московских подмостках «профессор» делает эдакое философское отступление, пристально рассматривая зрителей:

Ну что же, они — люди как люди.
Подробности
Любят деньги, но ведь это всегда было...Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их...

Когда некоторые нынешние аналитики уподобляют нашу эпоху тридцатым годам, они не совсем правы. Те люди, люди 30-х, действительно «напоминали прежних», дореволюционных. Манерами, бытом, представлениями. Булгаков это хорошо показывает. С нынешними россиянами людей 30-х по-настоящему роднит лишь одно: любовь к деньгам. Как же так, возразит кто-то. А отношение к власти, холуйские славословия, поголовная поддержка политики вождя? Разве всё это не похоже на нынешнюю 86-процентную поддержку Путина?

Отвечу: похоже, но только ВНЕШНЕ. У нас ситуация с общим качеством населения неизмеримо хуже, чем в 30-е годы. Хуже!

Когда мы видим кадры кинохроники, на которых монолитные колонны маршируют под лозунгами «Слава великому Сталину!», «Смерть троцкистским собакам!», мы должны видеть, что стоит за этим. А за этим стоит гражданская война, за этим годы геноцидного террора и социальной дискриминации. За этим стоит всепроникающий, как Интернет, страх. Вот что надо понимать.

Но когда современное российское большинство поддержало «крымнаш», поддержало «новороссию», у него за плечами был не опыт Соловков, не опыт раскулачивания, массовых расстрелов и Беломорканала. Нынешний обыватель не знает, что это такое — шаги НКВД ночью, за твоей дверью. Его не били по половым органам на допросах. Нет, у нынешнего большинства за плечами опыт совсем другой жизни: опыт жизни при демократии 90-х, пусть и очень несовершенной, да, но демократии. Наше большинство, так возлюбившее Путина, уже не знало страха и железного занавеса. Нынешнее большинство никто не запугивал и не принуждал. Когда советский народ в 1939-м, стоя на митингах по заводам и фабрикам, единодушно гавкал после нападения на Финляндию: «Да здравствует мирная политика Советского союза! Да здравствует великий Сталин! Мы полностью одобряем меры, принятые Советским правительством!» — я понимаю, что это происходило в стране ГУЛАГа. Попробуй-ка не поддержи. Если не выразишь одобрение — погибнешь лютой смертью.

Но тем, кто в марте прошлого года рукоплескал в Кремле по поводу «возвращения» Крыма — им удары сапогом по почкам и ГУЛАГ явно не грозили. Как и остальным 86-ти процентам. Ну ладно, не пойдёшь ты на митинг в поддержку «Крымнаш» — ну, выгонят с работы, это самое большее (но не расстреляют и на Колыму не ушлют). И, кстати, не всех же гоняют на эти митинги. Подавляющее большинство сидит себе дома и исповедует «Крымнаш» совершенно добровольно, наедине с собой и телевизором, в семейном кругу, по зову сердца, безо всякого давления и безо всякого стимулирующего страха. Они, эти люди, не прошли через мясорубку террора. Они имеют опыт достаточно свободной постсоветской жизни, у них загранпаспорта и выход в Интернет, но притом они уже готовы нести по улицам лозунги: «Слава великому Путину!» и «Смерть пятой колонне!». У них, в принципе, в 90-е был шанс стать нормальными людьми, войти в круг нормальных народов. Но нет, они по доброй воле выбрали сталинизм-2 и бредни о новом имперском величии — вот в чём коренное отличие наших современников от людей 30-х годов.
1) 78% ощущают себя счастливыми 2) 63% считают Россию великой державой 3) 84% поддерживают запрет на импорт иностранных продуктов 4) 72% одобряют цензуру в СМИ 5) 84% поддерживают создание единого учебника истории 6) 74% подают милостыню 7) 77% верят в Бога 8) 72% не имеют заграничного паспорта 9) 81% ощущают себя патриотами 10) 77% выступают за прямые выборы мэров крупных городо
Подробности
в 11) 57% сожалеют о распаде СССР 12) 88% узнают новости по телевидению 13) 54% уверены в завтрашнем дне 14) 88% не собираются уезжать из страны 15) 87% поддерживают запрет мата в кино и литературе 16) 64% не видят каких-либо изменений с коррупцией 17) 87% не готовы участвовать в акциях протеста 18) 94% поддерживают присоединение Крыма 19) 57% считают, что в стране нужна оппозиция 20) 87% одобряют деятельность президента Путина ---- 1) 64% верят в возможность ядерной войны 2) 65% не имеют каких-либо сбережений 3) 70% не говорят на иностранных языках 4) 84% не читали конституцию 5) 88% любят комедии 6) 52% отрицательно относятся к нудистам 7) 54% против запрета на аборты 8) 74% негативно относятся к США 9) 90% не пробовали испанский хамон 10) 71% считают, что порядок сейчас важнее демократии 11) 55% негативно относятся к Украине 12) 69% считают, что на основных каналах существует цензура 13) 74% не осуждают людей, которые навсегда уезжают за границу 14) 66% хотят, чтобы Путин остался президентом после 2018 года 15) 69% последний раз были в музее больше года назад 16) 73% считают, что стабильность важнее ощущения свободы 17) 57% выпивают только в компании 18) 55% вспомнили первые слова государственного гимна 19) 51% не знают, кто такой Алексей Навальный 20) 58% считают, что «иногда можно и соврать»
После присоединения Крыма рейтинг Путина достиг 83%. Slon поговорил с главой «Левада-центра» Львом Гудковым о том, как менялось отношение россиян к президенту, какие из его действий вызывали недовольство населения, почему многие из числа его противников сегодня стали сторонниками, и еще – что и когда придет на смену восторгу, вызванному новыми территориальными приобретениями. – Когда были зафик
Подробности
сированы исторические максимум и минимум рейтинга? – Пик массовой поддержки Путина пришелся на август 2008 года. Это был момент всплеска «патриотических» настроений, вызванного войной с Грузией и антигрузинской пропагандой. Уже тогда были апробированы те приемы провоцирования насилия, риторика негативной мобилизации и оправдания применения военной силы Россией для защиты «своих» («фашистский режим Саакашвили», «геноцид», заговор против России, угроза «расширения НАТО» и пр.), которые в полной мере используются в нынешней войне с Украиной. Но практически сразу же после этого, уже осенью того же года, разразился финансово-экономический кризис, и рейтинг Путина пополз вниз. Перспективу возвращения его в президентское кресло многие россияне, особенно более образованные горожане, восприняли с явным возмущением. К 2012 году стало заметно нарастающее недовольство Путиным: свыше 60% россиян говорили, что устали ожидать от него выполнения прежних обещаний, улучшения дел в экономике, повышения жизненного уровня, решения проблем в социальной сфере, и хотели, чтобы к власти пришел другой человек, с другой политической программой. Схожие настроения, но в более слабой степени проявились уже в момент избрания Медведева в 2007 году, когда люди на какой-то короткий момент поверили в медведевскую болтовню о модернизации, институциональных реформах, создании правового государства и прочее. Разочарование, оставшееся от подставного президентства Медведева, накладывалось на тревогу российского среднего класса перед возвращением Путина и явным усилением репрессивного характера авторитарного режима. – Поэтому их «рокировка» и вызвала такой негативный эффект и массовые антипутинские демонстрации. – Протестные движения, поводом для которых стали фальсификации на выборах (хотя их масштаб был преувеличен), были выражением морального неприятия путинского консерватизма, смутного понимания нарастающей, но неизбежной деградации страны.
Читайте полностью на сайте, тут пару цитат: --- Одна из главных проблем нашей страны — свобода здесь не является ценностью. В перечне ценностей, если вы спросите любого, свобода будет вряд ли в первой десятке. Оказалось, что это никуда не ушло, было в анабиозе, но это очень легко пробудить гавканьем с трибун и бряцаньем оружия. Меня поразили жуткие цифры опроса «Левада-центра». Вопрос был так
Подробности
поставлен: какой вы хотите видеть Россию — страной, которую все боятся, или страной с высоким уровнем жизни? 50 процентов не хочет высокого уровня жизни, а хочет, чтобы все ***** [боялись]. ---- — Война и стала этой скрепой? — Сначала государственным трендом было православие, основанное причем не на истиных христианских ценностях – любовь, милосердие, вера в Бога, – а на противопоставлении РПЦ и либеральных ценностей. Никто не говорил про то, что Бог есть любовь, зато все кричали о наступающем евросодоме. Народ запугали этими страшными геями, атакующими с Запада наши тылы. Общаюсь в «Фейсбуке» с человеком, он пишет: «Путин — настоящий мужик». Я его спрашиваю: «В каком смысле?» — «Ну, он за семейные ценности, он нас спас от евросодома». Я говорю, какие семейные ценности, если человек развелся с женой. «Да при чем тут это — главное, что он гей-пропаганду запретил». Ну что можно ответить человеку, который убежден что гетеросексуальность – это нравственная категория? И эту разруху в головах с помощью «Фейсбука» не вычистить. ...
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал к сокращению числа абортов в России. "Когда мне говорят, что у нас не хватает населения и нужно привезти какое-то огромное количество, миллионы людей другой культуры из других стран, чтобы они здесь работали, я говорю, что если бы мы сократили в два-три раза количество абортов, то через определенное время в России не было бы никакой нужды ни в каки
Подробности
х заезжих гастарбайтерах", - сказал патриарх на встрече с многодетной семьей в четверг, посещая Гатчинскую епархию. По его словам, задача Церкви заключается не только в том, чтобы призывать мам к сохранению своих будущих детей, "не только к тому, чтобы не пугались встать на трудный путь воспитания ребенка", но и в помощи им. "Это самая сегодня большая наша забота", - подчеркнул предстоятель. Наряду с этим, продолжил он, важно воспитывать детей в христианской вере. "Тогда у нас будут и семьи сильные, и разводов не будет, и народ будет счастливый", - подытожил патриарх.
Врагов, обладающих ОМП, у меня, кажется, нет. Но есть организованная группа чиновников, которые своим бездействием и глупостью заставляют думать, что они в данной ситуации ведут себя в соответствии с одинаковыми установками. Чьими?

Сначала на арену выскочил пресс-секретарь «НОВОГОР-Прикамье» Иванов. Поскольку он подрабатывает ещё и советником главы администрации губернатора Пермского края, то,
Подробности
видимо, перепутал свои роли. Своими активными комментариями о сливе какой-то гадости в пермскую канализацию он зачем-то сконцентрировал всё внимание аудитории на ответственности за это своего основного работодателя – «НОВОГОРа». Хотя все думали о выбросе газа, и замеченная кем-то машина, сливавшая что-то в колодец – это всего лишь одна из многочисленных версий. Видимо Иванов видел свою миссию в том, чтобы на время прикрыть своей грудью бездействие всех ответственных в данном случае госструктур. Но поскольку все эти структуры медленно копошились и помалкивали, активность представителя «НОВОГОРа» сосредоточила подозрения людей на этой компании. Бывает же такое, если пытаешься усидеть на двух стульях.

Кого же так неумело прикрывал этот активист? Отталкиваясь от его второй работы, начнём с губернатора. В правительстве Пермского края есть министерство общественной безопасности, у которого скоро полгода, как нет руководителя. То есть министерство напрямую обязанное заниматься предотвращением подобных ситуаций, можно сказать, не функционирует. Соответственно Басаргин несёт личную ответственность за возможные последствия «газовой атаки».

Следующий – Роспотребнадзор, который к концу вторых суток так и не дал убедительные аргументы в пользу безвредности для здоровья вдыхаемых миллионным городом веществ. Во-первых, за время до первых результатов анализов могли наступить необратимые последствия для здоровья тысяч людей. Во-вторых, сразу появились публикации, ставящие под сомнение качество приборов и методик, с помощью которых производились эти анализы.

Далее – ГУ МЧС по Пермскому краю. Мы не видели ни в первые, ни во вторые сутки, чтобы его сотрудники предпринимали какие-то решительные действия. Просто переводили стрелки на Росприроднадзор, который всё никак не выдавал результаты анализов. Значит МЧС, видимо, уже не МЧС. Или МЧС без Шойгу не МЧС? Тогда порадуемся за нашу армию.

А вот и руководство Перми на подходе. Поскольку не было ясно, что произошло, Сапко и Маховиков ушли в подполье. Мчаться куда-то с телекамерами – рискованно, можно потерять остатки политического веса. Глава Перми лишь поработал немного корреспондентом, сообщая в интернете новости. Ну и попенял на неэффективность системы оповещения, хотя надо было говорить о неэффективности систем предотвращения и спасения. Но по структуре полномочий можно было бы и не осуждать Сапко за выбор такого поведения, если бы он послал нанятого им менеджера Маховикова срочно решать проблему. Мы видели, как сити-менеджер собирает штаб, проводит селекторное совещание или какие-то другие решительные действия по поводу «газовой атаки»? Лично я видел по телевизору, как он гуляет по улице Г.Хасана, обсуждая ход её реконструкции. Они собрались закончить её раньше установленного срока. Вот какой молодец – его приезд помог ускорению работ.

За групповое спасение репутации бесполезной системы управления безопасностью миллионного города Николаю Иванову, думаю, полагается грамота. И – премия, если «НОВОГОР-Прикамье» не переживёт такого пиара и оштрафует руководителя своей пресс-службы. Но пара вопросов. Если бы это был реально отравляющий газ и больницы сейчас были бы переполнены пострадавшими, а улицы, не дай бог, трупами, только в этом случае полетели бы головы чиновников? То есть все мы пока живы волею случая, а они все останутся на своих местах, благодаря той же воле случая? А кто из них ответит мне персонально за здоровье моих детей, если все эти «газовые атаки» окажутся с последствиями? У меня может развиться паранойя – вдруг я начну думать, что все они желают зла моим детям?