Комментируя в эфире БНТ заявление патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который при посещении Болгарии был разочарован исторической интерпретацией событий вокруг Освобождения Болгарии, вице-премьер Валерий Симеонов заявил, что патриарх Кирилл, известный как агент КГБ и сигаретный митрополит России, не имеет права указывать Болгарии, как и что делать правильно. „Этот человек не спустился с
Подробности
небес, не вышел из Рая и не является посланником Иисуса Христа. Он известен как сигаретный митрополит России. С 1996 года он ввез на 14 млрд. долларов безакцизных сигарет. На 14 млрд. долларов этот хитрец ввез безакцизных сигарет и на 4 млрд. долларов вина для нужд церкви. У него есть и частный самолет. Его часы стоят 30 тыс. Кто он? Это не восточноевропейский духовник. Это агент Михайлов, второразрядный агент советского КГБ. И этот человек имеет наглость раздавать правосудие. Представьте себе патриарх Неофит поедет к Путину и начнет объяснять, кто такие Кирилл и Мефодий”, - заявил Симеон. „Второразрядный агент советского КГБ будет нам рассказывать, что верно, а что нет. Так не получится”, - был категоричен Симеонов.
В 2012 наша власть, наконец, обнаружила, что Рунет оккупирован чуждыми политическими и идеологическими силами. И это обстоятельство влияет на все вокруг. Понятно, что никакая власть не может полноценно править на оккупированной территории, поэтому власть встряхнулась. Но у этих "чужих" большой опыт, они давно работают и успешно обкатали технологии информационных войн - в Сербии, в Грузии, на Украи
Подробности
не, в Египте, Ливии, в Тунисе - и везде выиграли. Российской власти противостоит игрок мирового уровня, гроссмейстер. При этом у него в руках большинство интернет-технологий (браузеры, поисковики, социальные сети, операционные системы). Для сохранения информационного суверенитета нужно что-то делать, но что? Быстро развить собственный Интернет, операционку и прочее - нереально. Суверенный инструмент государства - это закон. И наше государство взялось за этот инструмент. Летом 2012 года были приняты законы о защите детей и о реестре запрещенных сайтов Готовятся и другие законы "про Интернет". Началось блокирование сайтов и страниц. Было много, очень много шума о том, что это наступление на свободу слова и цензура. На самом деле это - пока не цензура. Это действительно защита детей. Здесь стоит задать другой вопрос: не будет ли в ходе реализации закона о защите детей создана техническая и организационная инфраструктура для блокирования нежелательного политического контента? Ответ очень простой: да, такая инфраструктура есть в большинстве государств, будет она создана и у нас; при этом она будет создана в любом случае.