Управление СКР по Ингушетии рассматривает обращение проекта "Правовая инициатива" с просьбой разобраться в ситуации с женским обрезанием в местной частной клинике "Айболит", жертвой которого стала 9-летняя девочка. Врачи, медперсонал и руководство клиники могут быть привлечены к уголовной ответственности за причинение вреда здоровью, действия сексуального характера, а также оказание услуги не о
Подробности
твечающей требованиям безопасности с целью получения финансовой выгоды. Мать подвергшейся процедуре девочки рассказала, что с отцом ребенка они давно разошлись, а дети живут с ней. 21 июня 2019 года бывший супруг забрал сына и дочь к себе на выходные. На следующий день мальчик позвонил матери и сообщил, что его сестру привели домой в крови и заплаканной. Выяснилось, что мачеха, вторая жена отца, отвела падчерицу в клинику "Айболит" в Магасе. Детский гинеколог Изаня Нальгиева провела процедуру обрезания против воли девочки. Бабушка девочки со слова ребенка рассказывает, что та кричала, вырывалась, но ее руки и ноги держали мачеха и сотрудница клиники. Девочке при этом говорили, что процедуру делают всем и без нее она умрет.
В Госдуму внесен законопроект, предполагающий введение уголовного наказания за женское обрезание. Соответствующий документ размещен в базе документов нижней палаты парламента. Если проект будет принят, женское обрезание будет караться до 10 годами тюрьмы. Автором законопроекта выступила депутат Мария Максакова-Игенбергс. Она предложила внести в Уголовный кодекс понятие «дискриминации в отнош
Подробности
ении женщины по религиозным мотивам», которая выражена «в частичном или полном удалении внешних гениталий, объясняемом целями религиозного культа». За это правонарушение депутат предложила наказывать лишением свободы на срок от пяти до семи лет тюрьмы. В случае, если обрезание будет сделано несовершеннолетней, это будет наказываться лишением свободы на срок от 7 до 10 лет. В пояснительной записке к документу Максакова напоминает, что Россия, согласно Конституции, является светским государством, и отмечает, что «подобное вмешательство является ничем иным как формой нанесения увечий, основанной на дискриминации по половому признаку». По ее мнению, ​только «убеждения сторонников «женского обрезания» о том, что данная процедура физиологически ограждает женщин от безнравственного образа жизни, являются движущей силой этого анахронизма».