В России самый высокий уровень дохода зафиксирован у жителей Ямало-Ненецкого, Ненецкого и Чукотского автономных округов, свидетельствуют результаты исследования РИА Новости. Скромнее всего живут в Тыве, Калмыкии и на Алтае, а доля находящихся за чертой бедности выше всего в Якутии, Красноярском крае и на Камчатке, за чертой крайней бедности — в Тыве и Ингушетии. Авторы рейтинга использовали соот
Подробности
ношение медианных среднедушевых месячных доходов населения к стоимости фиксированного набора товаров и услуг в каждом регионе в 2018 году. Медиана — уровень, при котором ровно половина жителей имеет доходы выше него, а вторая половина — ниже. Дополнительными показателями служат доли населения за чертой бедности и за чертой крайней бедности.
Почти половине российских семей — 48,2% — денег хватает только на еду и одежду, но на товары длительного потребления (например, на смартфон, холодильник, стиральную машину, мебель и др.) финансовых ресурсов уже недостает, следует из доклада Росстата о распределении домохозяйств по оценке финансового положения за четвертый квартал 2018 года. Эти данные немного лучше соответствующего периода 2017 го
Подробности
да — тогда денег только на еду и одежду хватало 49,8% семей. Статистика финансового положения домохозяйств представлена в рамках ежеквартального обследования Росстата «Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств», с итогами которого ознакомился РБК. Исследование охватывает 48 тыс. домохозяйств. Самая высокая доля респондентов, которые не могут позволить себе товары долговременного пользования, — среди молодых семей (59,2%) и семей, состоящих только из неработающих пенсионеров (57,9%). Снижение доли денежного дохода в ресурсной базе населения связано с продолжающимся спадом благосостояния российских граждан, что подтверждают данные о более чем пятилетнем падении располагаемых доходов, сказал РБК главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. В условиях сокращения доходов население вынуждено брать кредиты. «Такую модель поведения можно охарактеризовать как модель вынужденного потребления, которая также заставляет людей тратить свои накопления с целью поддержания необходимого уровня жизни», — сказал он.
Падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Такие данные привела на Апрельской конференции ВШЭ директор Института социальной политики Лилия Овчарова, пишет газета "Ведомости". По оценке ВШЭ, доля населения, у которого есть деньги на что-либо, кроме обязательных расходов на еду, товары первой необходимости и базовые платежи государству - сокра
Подробности
тилась за 2014-16 годы на четверть. Половина их доходов тратится на базовые потребности (еда, одежда, обязательные платежи). Это бюджет выживания. Остальное - ресурс развития, который может быть инвестирован в образование, здравоохранение, досуг и культуру, строительство жилья, и т.д. В первую очередь беднеют и без того бедные слои населения. По оценке Овчаровой, при самом благоприятном сценарии, который включает отсутствие внешних шоков, к прежним потребительским стандартам экономика сможет вернуться лишь к 2024 году. При реализации предложений по "переключению" экономики на новый источник роста за счет инвестиций, что требует повышения прибыли предприятий при сдерживании роста зарплат, пояснила Овчарова. Максимум, что может произойти с доходами и потреблением населения в таких условиях, - это инерционное восстановление до докризисного уровня.
В первой и второй частях исследования мы подробно рассмотрели изменение численности и демографическую ситуацию в 1128 российских городах. Мы установили, что подавляющее большинство городов не только потеряли значительную численность населения, но и продолжают вымирать. В этой части мы разберем основы экономического благосостояния жителей российских городов. Согласно расчетам РБК, средневзвешенн
Подробности
ая номинальная заработная плата жителя российского города в 2014 году составила 36,8 тыс. руб. В реальном исчислении она выросла по сравнению с 1990-ми в 3–4 раза и даже превышает уровень 1990 года на 45%. Однако это произошло не благодаря росту промышленного производства, которое до сих пор на 17% ниже уровня 25-летней давности, или производительности труда, а на фоне многократного роста цен на энергоносители и последующего распределения сверхдоходов.