Две трети (61%) женщин, убитых в России в 2018 году, стали жертвами домашнего насилия — это не менее пяти тысяч человек. К таким выводам пришли участники проекта Консорциума женских неправительственных объединений, победившего в онлайн-хакатоне социальных дата-проектов «Прожектор-2021». С помощью программы, созданной на хакатоне, участники проекта установили, что 61% процент от общего числа уби
Подробности
тых женщин в 2018 году были убиты партнерами или родственниками. Это в 20 раз превосходит данные полиции о жертвах домашнего насилия — по статистике МВД, за 2018 год во время семейно-бытовых конфликтов погибли 253 женщины. Авторы проекта отметили, что полученный 61% совпадает со средним мировым уровнем домашнего насилия, приведенным ООН (58%). Также участники проекта установили, что на жертв домашнего насилия приходится почти каждое пятое убийство в России — 18,8% от общего числа убитых женщин и мужчин. Это в 15 раз больше, чем считают в МВД (1,2%), отметили в Консорциуме женских неправительственных объединений.
Российское государство не должно нести ответственность в случаях семейно-бытового насилия, если вред был нанесен не должностными лицами, а частными. Такова позиция российских властей, отправленная ЕСПЧ как ответ четырем пострадавшим гражданкам. Их адвокаты указывали, что происшедшее с заявительницами являлось пытками,— а причиной их стало в том числе бездействие российских полицейских и правовой с
Подробности
истемы. Российские власти полагают, что если пытки совершали не сами полицейские, то государство не должно компенсировать материальный ущерб пострадавшим.
Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно). «Фактически всем людям, которые участвовали в
Подробности
этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян. «В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии. ЕСПЧ указал, что в нашей стране отсутствует законодательство, сдерживающее домашнее насилие, а пострадавшие не получают помощи. Эксперты заявили о необходимости принять закон о профилактике семейно-бытового насилия и ратифицировать Стамбульскую конвенцию ЕС. Ранее Минюст РФ заявлял, чт
Подробности
о российское законодательство в этой области изменений не требует. «О законопроекте говорят более пяти лет, в его поддержку собрано более полумиллиона подписей. В его соавторах — более сорока человек, в том числе Татьяна Москалькова. Против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу»,— напомнила “Ъ” юрист и соавтор законопроекта Алена Попова. Она пояснила, что законопроект предполагает введение охранных ордеров, которые защищали бы не только жертву, но и ее родных, вводит систему учета преступлений и подразумевает создание кризисных центров для жертв. «Если бы был этот закон, не было бы дела сестер Хачатурян: им не пришлось бы защищаться от отца-насильника, их бы защитило государство»,— предположила Алена Попова. Напомним, сестрам в июне 2019 года предъявлено обвинение в убийстве группой лиц по предварительному сговору. Защита считает, что они сами были жертвами длящегося преступления и пошли на убийство в рамках необходимой обороны. Напомним, законопроект появился после того, как в феврале 2016 года из ст. 116 УК РФ исключили побои в отношении членов семьи и перевели их в разряд административных правонарушений. В начале 2018 года Татьяна Москалькова признала декриминализацию побоев ошибкой. О последствиях декриминализации побоев свидетельствуют данные судебного департамента при Верховном суде РФ: в 2017 году количество жалоб на домашнее насилие в России выросло втрое, в суды поступило около 161 тыс. административных дел. По данным Росстата, в 2017 году от насилия в семье пострадали 25,7 тыс. женщин и 10,4 тыс. мужчин. ВЦИОМ в 2017 году выяснил, что 10% опрошенных россиян подвергались насилию в семье, а 19% допустили применение физической силы в отношении близких. В конце 2018 года правозащитная организация Human Rights Watch заявила, что декриминализация привела к ощущению безнаказанности для агрессора: с насилием со стороны близких сталкивается каждая пятая женщина, и 60–70% пострадавших не обращаются за помощью, отметили правозащитники.