Власти Москвы скрывают данные о загрязнении воздуха в городе. На это пожаловались активисты природоохранной организации Greenpeace. Доступ к оперативным сведениям о качестве воздуха в Москве закрыли 13 сентября. Перед этим жители нескольких районов города пожаловались на запах сероводорода. Позднее выяснилось, что предельно допустимая концентрация сероводорода в воздухе в этих районах была прев
Подробности
ышена в сотни раз. После этого государственное учреждение Мосэкомониторинг закрыло доступ к сведениям на своем сайте, которые, как утверждают в Greenpeace, могли указать на причину выброса. В самом ведомстве объяснили это работами над "модернизацией" ресурса. 9 октября стало известно, что Мосэкомониторинг все это время продолжал публиковать информацию о качестве воздуха на тестовой версии своего сайта. "Данные просто скрыли от людей", – заявили в Greenpeace. Журналисты издания "Коммерсантъ" обратились в мэрию Москвы с просьбой прокомментировать ситуацию. После этого Мосэкомониторинг закрыл и тестовую страницу портала. По данным Greenpeace, в Москве из-за загрязнения воздуха ежегодно умирают от 5 до 7 тысяч человек. 5 октября активисты движения провели в Москве и Санкт-Петербурге акцию с призывом сделать воздух на улицах российских городов чистым от выбросов.
В Краснодарском крае напали на активистов экологической организации «Гринпис» и добровольцев, которые приехали бороться с пожарами в регионе. Нападение произошло в ночь с 8 на 9 сентября, когда группа пожарных-добровольцев находилась в Приморско-Ахтарском районе. «Мы остановились на ночь на участке одного из добровольцев. Это случилось около часа ночи. Нападавшие перелезли через забор и нач
Подробности
али громить. У них были дубинки, ножи, пистолеты. Побили машины, порезали колеса, порезали палатки, избили людей, — рассказал «Новой» руководитель противопожарного проекта «Гринпис» Григорий Куксин. — Говорили, что если мы не уберемся отсюда до утра, то никто нас больше не найдет, чтобы мы убирались «в свою Америку, в свою пиндосию». На воротах краской написали «Тут пиндосы». По словам Куксина, нападавших было около 8 человек, в одинаковых похожих на униформу темных костюмах, с масками на лицах, в капюшонах, в светлых кроссовках, «молодая гопота спортивного вида». Кто именно на них напал, экологи не знают. «Михаил Крейндлин (специалист по природоохранному законодательству «Гринпис» — ред.) в эту ночь был дежурным. Он пытался вызвать полицию, оказывал им активное сопротивление. Его сильно избили, у него сломан нос, скорее всего сотрясение мозга. Сломали ребра Андрею Поломошнову (добровольный пожарный из Забайкальского края — ред.), — сообщил Григорий Куксин. — я пытался заблокировать ворота, но на стекла машины наставили пистолеты, сказали выйти, положили на землю, немного попинали, стреляли рядом с головой, облили какой-то химической дрянью». Полиция и «скорая» прибыли на место уже после того, как нападавшие скрылись. Экологи приехали в Краснодарский край 5 сентября для тушения тростниковых и степных пожаров в дельтах рек и на побережье Азовского моря, а также для обучения пожарных добровольцев из природозащитной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу». В группу входили не только сотрудники «Гринпис», но и опытные добровольцы со всей страны. Проблемы начались почти сразу же — начальник охотничьей базы в Брюховецком районе, на которой планировали остановиться экологи, отказывался их селить. На третий день работы на базу пришли двое крупных молодых людей, они заявили, что пожарным необходимо срочно убираться — «иначе будет плохо» и дали времени до утра. Вечером того же дня добровольные пожарные уехали в Приморско-Ахтарский район, но уже утром к ним приехали казаки из Кубанского казачьего войска, которые пытались обвинить экологов в том, что они сами поджигают степь. Никто из казаков не представился, известно только что старшего группы называли «Сашей». Казаки говорили, что являются единственной силой, которая «может навести тут порядок». Некоторые активисты утверждают, что слышали голос, похожий на «Сашин», во время ночного нападения.
Активисты Гринписа заблокировали зафрахтованную "Газпром нефтью" в Голландии буровую платформу Saturn. Представители пресс-службы экологической организации сообщили, что акция прошла в порту Ижмуйден. Saturn должна была сегодня отправиться на Долгинское месторождение в Арктику, однако водолазы из числа активистов Гринписа сковали опоры платформы цепями, а на самой платформе вывесили плакат Sav
Подробности
e the Arctic ("Спасите Арктику"). "Газпром начал освоение арктического шельфа с многочисленных нарушений законодательства. Платформа GSP Saturn никогда ранее не бурила в северных морях и ее характеристики не позволяют безопасно работать в экстремальных условиях Арктики. Однажды неадекватный выбор Газпромом подрядчика для бурения на шельфе уже привел к катастрофе – крушению буровой "Кольская" в 2011г.", – поясняет причины протеста руководитель энергетической программы Гринпис России Владимир Чупров. 1 мая Гринпис провел акцию в Роттердаме. Там он заблокировал танкер "Михаил Ульянов", который доставил арктическую нефть. В итоге были задержаны 44 активиста.
Голландская газета Volkskrant напечатала в пятницу письмо активистки Greenpeace Фаизы Улахсен журналисту Улафу Куну из мурманского СИЗО, где сидит «тридцатка «Арктик Санрайз». Так в Европе называют экологов и экипаж голландского судна, арестованных российскими властями за акцию протеста против морской платформы «Газпрома». «Дорогой Улаф! Спасибо за письмо. Я получила его в прошлый понедельни
Подробности
к. Спасибо за книжку! Мне она очень понравилась. Я практически не получаю ни книг, ни писем, которые мне присылают. Все они подлежат контролю и цензуре. Иными словами, сначала их должны просмотреть прокурор и «следователь». На практике это означает, что я ничего не получаю. Я две недели ждала согласия «следователя» на возможность поговорить по телефону с семьей. Но на эту «ерунду» у него не было времени. Мне запомнилась его улыбка в зале суда в воскресенье 29 сентября, когда меня арестовали на два месяца. Он радовался этому как своему успеху. Этот парень даже не игрок, самое большее — марионетка, которая делает то, что приказывают сверху. Грустно. Я долгие дни мечтаю получить письма от семьи, друзей и коллег. И надо же случиться, что путь в мою камеру в Мурманске нашло письмо от журналиста! Можете смеяться. Учитывая обстоятельства, мне в данный момент даже и не плохо. Я сижу в вонючей камере, одна, в полной изоляции от других арестованных. Русских арестантов я не встречаю и лишь иногда случайно мимоходом ловлю улыбку в коридоре. Время от времени по полу пробегают крысы. Похудела и плохо сплю, но держусь бодро. Жалко, что нет русской сокамерницы… Члены экипажа — мужчины (по меньшей мере многие, насколько я знаю) сидят в камерах не в одиночку. Не удивительно, мы, тридцатка гринписовцев, переполнили Мурманск, и не всех удалось устроить в камерах по одному. У нас есть час «goeljat» («гулять»). Это главный момент моего дня. Тогда мы можем даже «подышать»: походить по темной бетонной комнате пять на пять метров, в которой можно, если повезет, через щели в прогнившем потолке увидеть небо. Конечно, мы просчитывали сценарии (лучшие и худшие) того, что с нами могло произойти, предполагали, что они незаконными средствами и угрозами будут пытаться прогнать нас, как бывало раньше. Однако я не ожидала, что в результате 30 человек окажутся в камере под угрозой приговора к 15 годам лишения свободы. Я знала, что нет ничего невозможного, когда приходится иметь дело с властями России, но нынешнюю ситуацию считала маловероятной. У меня еще есть надежда, я чувствую долг, и это меня держит на ногах. Но факт в том, что всякое может случиться, иначе Россия не была бы Россией. С теплом и уважением, Фаиза Улахсен». Письмо стало самым читаемым материалом газеты наряду с сообщениями о продолжающейся «дипломатической войне» между Россией и Нидерландами.