Центризбирком России направил письмо в Google из-за того, что Алексей Навальный распространяет в YouTube информацию о митингах против пенсионной реформы, намеченных на день выборов, 9 сентября. Письмо направлено генеральному директору Alphabet Inc (материнская компания Google) Ларри Пейджу, сообщил член ЦИК Александр Клюкин на совещании комиссии Совета Федерации по защите госсуверенитета. Предс
Подробности
тавитель ЦИК заявил, что «господин Навальный приобретает у Google рекламные инструменты», чтобы разместить на YouTube информацию о политической акции 9 сентября. В письме избирательной комиссии сказано, что такие мероприятия в Единый день голосования незаконны. В пресс-службе ЦИК РФ отметили, что письмо в Google — это «не более чем разъяснение об информационной работе», и такие письма — это «часть повседневной работы». Одновременно с этим Роскомнадзор направил Google предупреждение о том, что компания не должна предоставлять свои ресурсы для противоправной деятельности в период выборов. Замглавы ведомства Вадим Субботин отметил, что если Google не отреагирует на предупреждение, российские власти расценят это как «прямое вмешательство во внутренние дела РФ» и попытку помешать «проведению законных демократических выборов». Замглавы Роскомнадзора считает, что Google должна перестать распространять «любую рекламную информацию, пропаганду и призывы к таким мероприятиям, которые нарушают выборное законодательство». Субботин добавил, что компании Facebook и Twitter знают о выдвинутых претензиях к Google. Он надеется, что социальные сети «среагируют должным образом». Также свои письма в Google написали представители Федеральной антимонопольной службы и прокуратуры. В МИД РФ сообщили, в свою очередь, что проинформируют американских коллег о том, что их информационные ресурсы «находятся в миллиметре от нарушения российского избирательного законодательства». Посол по особым поручениям Андрей Нестеренко сказал, что Москва фиксирует попытки США вмешаться в российские выборы.
В июне 2018 года Австрия экстрадировала в Россию Аслана Гагиева; Следственный комитет обвиняет его в создании чуть ли не самой кровавой за всю историю страны преступной группировки, убившей 60 человек. Журналисту «Новой газеты» Роману Анину удалось встретиться и поговорить с Гагиевым в Вене перед его экстрадицией. Гагиев пользуется огромной популярностью в Осетии, где его называют Большим Брато
Подробности
м. Он участвовал в освобождении заложников в школе в Беслане в 2004 году и воевал на стороне Южной Осетии в войне с Грузией в 2008 году. По данным следствия, в 2004 году Гагиев создал «преступное сообщество». Члены этого сообщества называли себя «Семьей», а друг друга — «братьями». Они считали, что занимаются благим делом, убивая «негодяев, которые мешают жить простым людям». К примеру, они убили членов преступной группировки, которая похищала людей. Лидером этой группировки был брат бывшего заместителя министра внутренних дел Северной Осетии. Но от рук «братьев» погибали не только похитители людей, но и — чиновники Северной Осетии; — жертвами «Семьи» становились и абсолютно случайные люди; — были и те, кого убивали из-за финансовых разборок. В «Семью» входили многочисленные сотрудники правоохранительных органов, в том числе офицеры спецназа, уголовного розыска и сотрудник одного из самых секретных подразделений МВД. Гагиев и члены его «Семьи» были связаны с огромным количеством самых высокопоставленных чиновников и их родственников. А существование «Семьи» обеспечивалось в том числе за счет средств государственной «Финансовой лизинговой компании» (ФЛК).
Красноярск готовится к зимней Универсиаде 2019 года. В городе строят и обновляют стадионы, лыжные и санные трассы, больницы. Один из объектов Универсиады – дорога по улице Волочаевской: она свяжет новый мост через Енисей с улицей Копылова, одной из главных автомагистралей Красноярска. Общая стоимость проекта – шесть с лишним миллиардов рублей. В эту сумму входит не только само строительство, но
Подробности
и, например, благоустройство территории, и расселение людей, чьи дома попадают под снос из-за дороги. Конкретно на то, чтобы переселить людей из мест большой стройки, выделено больше двух миллиардов. Но на деле дома нескольких семей оказались прямо на стройплощадке новой мегамагистрали. Люди боятся ночью заснуть – страшно оказаться под завалами. Стучатся во все инстанции – но их не слышат. А главное, непонятно, что ждет их дальше и переселят ли их куда-нибудь вообще​. Жительница Николаевки Лариса Сабаева говорит, что появление строительной техники в ее районе стало для нее полной неожиданностью. – Нас вообще никто не предупреждал о том, что наш дом попадает под снос, а рядом будет стройплощадка. У нас на Юбилейной не было ни оценщиков, ни чиновников, ни представителей стройфирмы, и никаких уведомлений мы не получали, – рассказывает Лариса. – Мы просто в один прекрасный день проснулись и увидели, что у нас огород наполовину засыпан, а прямо там работают краны и экскаваторы. Конечно, все у нас погибло – жимолость, смородина. А мы сами живем как в катакомбах каких-то. Считайте, что в котловане. У нас с одной стороны земляная насыпь выше нашего дома, с другой – тяжелая техника ездит. Мы посередине. И самое главное, нам ведь так и не сказали – снесут нас все-таки или нет и что нам дальше делать. Я, когда у себя в огороде кран увидела, сразу давай названивать во все инстанции. Ответа нигде не получила. Все говорят: это не наша компетенция. Получается, что вроде бы и ничья. У соседки Ларисы Ивановны, 80-летней бабы Веры, бульдозеры тоже раскатали огород. Стройка подступает к ее дому сразу с трех сторон, остался только выход на улицу. Поэтому сын бабы Веры, врач скорой помощи, после смены тоже не может заснуть. – Мы ведь тоже ничего не знаем, куда нас переселят и когда. Да и переселят ли вообще. Вы знаете, мне прям с сердцем стало плохо, когда огород у меня раздавили, – говорит баба Вера. – Долго болела потом, слегла. Мне ведь уже 80, дали бы дожить спокойно, не трогали бы нас уже. А так я сижу целый день, в доме закрывшись: и выходить страшно, и там оставаться страшно.
Этих людей не будет искать «Лиза Алерт», о них не напишут в прессе и никто не обратит внимания, хотя таких пропаж становится больше, ведь похищения и пропажи людей все активнее распространяются с Северного Кавказа на Центральную Россию. Оценить масштаб таких похищений очень трудно, поскольку, как можно видеть, похищенные иногда все-таки находятся, а потому они могут пополнить разве что статистк
Подробности
у по случаям нарушений процессуальных норм, да и то если юристы возьмутся это доказывать. Сколько таких случаев — сосчитать крайне сложно: новые похищения, далеко за пределами Северного Кавказа, теряются на фоне сотен жалоб на другие похожие случаи.
Систему оперативно-разыскных мероприятий установят на оборудование всех операторов почтовой связи Почтовых операторов — ФГУП «Почта России», SPSR Express и др. — обяжут установить в центрах автоматической сортировки писем систему оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ). Она будет собирать информацию, от кого и кому отправлено письмо или посылка, фиксировать внешний вид упаковки и другие данные.
Подробности
Некоторые письма автоматически смогут поместить в специальную ячейку для дальнейшего изучения. Об этом говорится в зарегистрированном Минюстом приказе Минкомсвязи «От утверждении требований к оборудованию автоматизированной сортировки почты, обеспечивающему выполнение установленный действий при проведении оперативно-разыскных мероприятий» (есть у «Известий»). Информацию подтвердил замминистра связи и массовых коммуникаций Михаил Евраев. — Уполномоченным органом на осуществление ОРМ в области почтовой связи является Федеральная служба безопасности (ФСБ) России. Система должна внедряться операторами почтовой связи, имеющими лицензию на право оказания услуг почтовой связи, использующими соответствующее автоматизированное сортировочное оборудование. Если оператор таким оборудованием не обладает, то эти требования к нему не применяются, — рассказал замглавы Минкомсвязи России Михаил Евраев. — Приказом предусмотрен переходный период — в течение одного года с момента утверждения плана мероприятий по внедрению технических средств, предусмотренного правилами взаимодействия операторов связи. Согласно документу, СОРМ должна фиксировать изображения всех сторон почтового отправления, дополнительные надписи, номер и идентификатор, дату и время оформления, результаты распознавания данных отправителя и получателя (фамилия, имя, отчество, название организации, страна, почтовый индекс и адрес, абонементный ящик, адрес «до востребования», почтовый ящик, войсковая часть, исправительное учреждение и т.п.), а также наименования организаций, символика которых найдена на почтовом отправлении.
Верховный суд РФ признал израильский фармакологический концерн Teva нарушителем российского антимонопольного законодательства и обязал его выплатить 408 миллионов рублей (более 6 миллионов долларов) «упущенной выгоды» за отказ продавать свой уникальный препарат «Копаксон» через российского посредника. Этот посредник, российская компания ЗАО «МФПДК «Биотэк», в 2010 году заключила с Teva договор о
Подробности
распространении копаксона на российском рынке. Согласно договору, «Биотэк» занимался розничной расфасовкой, хранением и распространением препарата в России. Копаксон применяется при лечении рассеянного склероза и, как заключило российское антимонопольное ведомство, не имеет аналогов на мировом рынке. Как поясняла специалист по гражданскому праву Анна Бахаева, соглашение между «Биотэк» и Teva, заключенное сроком на 5 лет, было рамочным. «Под каждую конкретную поставку стороны заключали отдельный договор поставки, который инициировался истцом путем направления заказа ответчику. После каждого заказа истец участвовал в гос.закупках, которые он выигрывал, так как, был единственным поставщиком Копаксона». В 2013 году компания Teva решила продавать препарат в России без посредников, через свое российское представительство ООО «Тева», и прекратила продавать «Копаксон» российскому «единственному поставщику». «Биотэк» объявила, что тем самым израильский концерн лишил ее возможности «конкурировать» с ним на российском рынке, закрыв для нее доступ к государственным тендерам на закупку препарата «Копаксон». Соответствующая жалоба на «нарушение антимонопольного законодательства» была направлена в Федеральную антимонопольную службу России (ФАС) — и, вопреки здравому смыслу, признана справедливой. ФАС признал «действия (бездействие) компании Teva, выраженные в экономически и технологически необоснованном отказе в заключении с «Биотэком» договора на поставку лекарственного препарата, нарушающими пункт 5 части 1 статьи 10 закона о защите конкуренции». Российский антимонопольный орган, в отличие от аналогичных инстанций в ЕС и США, не принял во внимание тот «незначительный» факт, что в данном случае монопольное положение «Тевы» влечет за собой снижение, а не повышение цен для российских больных. Юристы Teva полтора года пытались оспорить решение ФАС, доказывая, что никакой конкуренции «Биотэк» им создать не мог, а для российского бюджета выгоднее закупать необходимый препарат непосредственно у производителя, предлагающего более низкие цены. Все оказалось напрасно: в начале декабря Верховный суд признал постановление ФАС законным и справедливым, передает РАПСИ. Одновременно Верховный суд обязал концерн Teva выплатить российскому посреднику всю сумму «упущенной выгоды» в размере 408 миллионов рублей — столько «Биотэк», по его расчетам, заработал бы на «Копаксон-Тева», если бы остался его единственным поставщиком в России. Кассационный суд России счел подобный метод расчета «упущенной выгоды» неправомерным и в иске отказал, но судебная коллегия по экономическим спорам Верховного cуда РФ полностью удовлетворила претензии «Биотэка»
В конце мая в разгар рабочего дня в кабинет врача-травматолога и ортопеда городской поликлиники № 1 Максима Возчикова вошли без стука трое в штатском. Представились сотрудниками ОБЭП. Один из них показал, не разворачивая, красную корочку, двое подошли со спины, схватили доктора под руки, подняли со стула, спросили, куда он положил деньги, которые заплатил ему некий пациент за «лист нетрудоспособно
Подробности
сти», и, не получив ответа, стали обыскивать. Постановления на обыск, сказал «Новой» адвокат Михаил Завьялов, у них не было. [...]«Жить стало страшно после такого, — признался нам врач-травматолог. — Не только мне: все в нашей поликлинике поняли, что люди в погонах могут сделать с ними все, что угодно».
Пока Алексей Навальный был на допросе в СКР, в офис Фонда борьбы с коррупцией пришли с обыском, сообщили соратники оппозиционера. У сотрудников ФБК забрали телефоны, связи с ними нет, сообщил директор фонда В офисе Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального проводится обыск, сообщил директор фонда Роман Рубанов. «В ФБК обыск», – написал он в Twitter. «У всех сотрудников в офисе забрали теле
Подробности
фоны, связи с ними нет. Интернет отключили. В офис никого не пускают», – добавил он через полчаса. Позже Рубанов сообщил, что правоохранители «забирают всю технику и компьютеры, даже личные ноутбуки». СКР уже прокомментировал обыски в ФБК, заявив, что следствие «проверяет информацию о незаконных действиях руководителей и сотрудников Фонда при расходовании перечисленных жертвователями средств», передает Интерфакс со ссылкой на сообщение пресс-службы СКР. При этом в СКР отметили, что проверка проводится по обращению зампредседателя думского комитета по наукоемким технологиям Михаила Дегтярева. О том что «началось все» с запроса Дегтярева, сообщил в своем Facebook и соратник Навального Леонид Волков. Волков заявил, что депутат «возмутился тем, что Фонд борьбы с коррупцией «принимает пожертвования граждан на борьбу с коррупцией, а тратит их на зарплаты сотрудников и аренду офиса». Накануне Навального вызвали на допрос телефонным звонком, оппозиционер потребовал прислать ему повестку. «Вместо повестки сегодня утром у дома его поджидали 12 сотрудников силовых структур, скрутили и увезли в ГСУ СК на допрос. И в это время, пока Алексей на допросе, с обыском пришли и в сам ФБК», – продолжает Волков. Он также отметил, что ни с кем из сотрудников ФБК связаться не получается, и рассказал, что в офисе фонда сейчас проводится очередной социологический опрос, готовятся материалы для кампании по борьбе с незаконным обогащением и несколько антикоррупционных расследований. По словам юриста ФБК Любови Соболь, согласно постановлению об обыске, его проводят «по делу о картинке с забора». Соболь имеет в виду возбужденное в июне 2014 года дело о краже картины «Плохой и хороший человек». По данным следствия, картина была украдена с забора в городе Владимире и принадлежала местному художнику Сергею Сотову. Утром в пятницу оппозиционер Алексей Навальный сообщил, что его увезли на допрос в Следственный комитет России. По словам оппозиционера, у подъезда его встретили 12 человек с постановлением следователя о принудительном приводе в СКР. Около 14:00 мск Навальный сообщил, что вышел с допроса. «Вышел с допроса в Следственном комитете. Узнал, что в офисе Фонда борьбы с коррупцией идет обыск», – написал он в Twitter. В декабре прошлого года газета «Известия» сообщила о запросах депутата Дегтярева генеральному прокурору Юрию Чайке и министру юстиции Александру Коновалову, в которых парламентарий попросил проверить финансово-хозяйственную деятельность Фонда борьбы с коррупцией. Утверждать, что Навальный и его соратники использовали мошеннические схемы для собственного обогащения, депутат не стал, но посчитал, что предположить такое можно. «После анализа публичного отчета [фонда] все становится очевидным: зарплаты сотрудникам в 70 тыс. руб., пожертвования в 1,5 тыс. руб. в среднем, более 90% ненужного персонала – это слишком», – заявил он «Известиям». Депутат подсчитал, что почти 90% средств ФБК потрачено не на борьбу с коррупцией, а на оплату персонала, аренду, бухгалтерские услуги, аудит, хозяйственные и иные нужды. В своих запросах он привел анализ публичных отчетов Фонда борьбы с коррупцией за 2013 год и указал, что организации пожертвовали свои личные деньги почти 16 тыс. человек, а общая сумма пожертвований составила около 24 млн руб
Построить «русский мир» самопровозглашенным республикам пока не удалось, но вырвать Россию из процесса глобализации у них получается вполне успешно На исходе года Россию можно поздравить с очередной внешнеполитической победой: вслед за признанием Владимира Путина журнaлом Forbes самым влиятельным человеком в мире, журнал Foreign Policy включил его в список «Ста мировых мыслителей» в категории
Подробности
«Возмутители спокойствия» (Agitators). В аннотации к списку номинантов журнал поясняет: «Для Путина Россия определяется не ее нынешними границами, но общей культурой, языком и историей русских людей. И божественное предопределение (manifest destiny) его государства – объединить их, невзирая на территориальный суверенитет других стран». Впрочем, радость награды омрачает тот факт, что российский президент делит эту честь с деятелями куда меньшего калибра – философом Александром Дугиным («за вдохновление экспансионистской идеологии России»), политтехнологом и бывшим премьером ДНР Александром Бородаем, а также с лидером ИГИЛ Абу Бакром аль-Багдади, лидером секты «Боко Харам» Абубакаром Шекау, британским исламистом по кличке Джон-джихадист, прославившимся тем, что на видео, распространенном ИГИЛ, отрезал голову американскому журналисту, и двумя гражданами Кувейта, которые организовали финансирование ИГИЛ и подразделений «Аль-Каиды». Такая вот альтернативная «восьмерка»: трое россиян и пять исламистов, которые в уходящем году бросили вызов существующему миропорядку. --->
Палец первый (большой): презумпция виновности. Вы не найдете упоминание об этом принципе в Уголовно-процессуальном кодексе, о нем не пишут в учебниках для юридических вузов, но это тот главный и, по сути, единственный принцип, вокруг которого выстроено сегодня российское уголовное судопроизводство. Писаный закон, который в России, как известно, подобен дышлу, подразумевает, что преступным может
Подробности
быть только виновное деяние, и виновность эта является тем главным, что должно доказываться сначала на следствии, а потом и в суде со ссылкой на объективные факты и обстоятельства, которые подтверждают либо ее наличие, либо ее отсутствие. Но это всё в теории. На практике — и это очень хорошо видно на примере предъявленного Навальному обвинения, как раньше было видно на примере обвинений, предъявленных Ходорковскому и направленному на кладбище Магнитскому, — виновность воспринимается как данность, как нечто само собой разумеющееся, не требующее никаких доказательств. Сегодня в России виновность не доказывается, а провозглашается (см. интервью пресс-секретаря СКР В. Маркина). А это, согласитесь, несколько разные вещи. Вот в первом же абзаце предъявленного Навальному обвинения читаем: «Навальный А.А., находясь в Кирове и желая обогатиться преступным путем, организовал совершение хищения Кировского областного унитарного предприятия «Кировлес». Так же, собственно, начинались и постановления о предъявлении обвинений Ходорковскому и Магнитскому. Ау! Там, в юридическом лесу, откликнитесь кто-нибудь! Признанием виновности обвинение должно заканчиваться, а не начинаться. Вы докажите, что он желал обогатиться именно преступным путем и организовал совершение именно хищения, а не пытался купить лес подешевле, чтобы продать его подороже. Скупали же отдельные члены правительства акции «Газпрома» за год до либерализации рынка, чтобы потом продать их в пять раз дороже и заработать на этом около 80 миллионов долларов. И ничего, только повышение в должности получили. А если вы с самого начала уже пишете, что он преступник, то зачем тогда это следствие — пришлите просто семье уведомление, в какое окошко передачу приносить, и сэкономьте бюджетные деньги. Следствие не виновность Навального доказывает, а при помощи «априорной установленной» виновности доказывает наличие преступления. Делается это при помощи незамысловатого приема — в дальнейшем по тексту, в начале каждого абзаца добавляются слова «осуществляя подготовку к предстоящему хищению», «продолжая реализовывать свой преступный умысел», «с целью реализации преступного плана», «продолжая оказывать пособничество в совершении преступления». А между ними практически ничего нет — смысловая пустота, сплошное «бла-бла-бла». Обвинение в России доказывается риторикой, а не фактами. Цель следствия сегодня — создать «словесную оболочку», издали напоминающую обвинение. Презумируя виновность в самом начале, оно окрашивает всю жизнь и деятельность обвиняемого ею в черный цвет, не заботясь ни о каких реальных доказательствах. Это цирковые технологии для балаганного правосудия. Но пока при отсутствии независимого суда все сойдет. Палец второй (указательный). Оговор. Даже видимость обвинения должна на чем-то держаться. Что-то же должно связывать эти абзацы в единое целое. Роль соединительной ткани, как правило, играет оговор. Эту технологию с изыском отработали на деле Магнитского и уже как шаблон применили в деле Навального. Сначала в оборот берется пойманный за руку жулик (как правило, ранее изобличенный самим обвиняемым в совершении преступления). В случае Магнитского это были два уголовника — Маркелов и Хлебников, позднее осужденные за хищение казенных денег. В случае с Навальным — это Опалев, директор ФГУПа, на которого наезжал Навальный и который сейчас находится под следствием за хищения казенного леса. Затем жуликов объявляют компаньонами обвиняемого, так сказать, присоединяют их к нему как некую уголовную фикцию. И получается, что Магнитский уже не изобличает Маркелова и Хлебникова...
Таможенные органы не вправе изымать частную собственность граждан, в том числе ноутбуки, диски и иные носители, для выявления контрафактного программного продукта. Об этом отмечается в опубликованном накануне ежегодном докладе уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина. Прецедентом стало дело о незаконности действий инспектора Шереметьевской таможни, который изъял в
Подробности
возимый руководителем ассоциации «Голос» Лилией Шибановой ноутбук и внешний диск. Это было сделано «в интересах защиты права на интеллектуальную собственность» – по версии инспектора, на компьютере могло быть установлено контрафактное программное обеспечение или средства, созданные «для распространения вредных программ». В целях их выявление таможня назначила экспертизу. Омбудсмен Владимир Лукин оспорил действия инспектора в суде. Ведь в изъятом ноутбуке, в частности, находились частная переписка Лилии Шибановой и иные сведения, составляющие ее личную тайну. Сохранность и нераспространение этой информации вызывали обоснованные сомнения добросовестной собственницы и заступившегося за нее уполномоченного по правам человека. Служители Фемиды полностью поддержал их позицию, указав на непосредственное применение конституционных норм о защите собственности и тайны связи.