Столетие революции 1917 года вызвало целую серию публикаций статей экономистов об эволюции доходного и имущественного неравенства в России. Одной из наиболее обсуждаемых была работа Филиппа Новокмета и Томаса Пикетти из Парижской школы экономики и Габриэля Зукмана из Калифорнийского UC Berkley «От Советов к олигархам: неравенство и собственность в России, 1905–2016». В статье для портала CERP авто
Подробности
ры работы, которая активно критиковалась за методику расчетов, 9 ноября дали более общий взгляд на проблемы, которые обсуждаются в приложении не только России, но и Центральной Европы, в диссертации Филиппа Новокмета 2016 года. Три тезиса авторов иллюстрируют характер «революционности» ситуации с неравенством в РФ на 2017 год. Длинные (с 1905 года) ряды сопоставления валовых активов домохозяйств в РФ, основа работы Новокмета, демонстрируют, что по уровню неравенства, измеряемого как отношение активов богатейших 10% домохозяйств к производным ВВП («национальному доходу»), РФ сейчас находится примерно на том же уровне, что и в 1905 году. Этот уровень несколько ниже, чем соответствующее имущественное расслоение в США в начале XX и XXI веков, причем — что отмечается достаточно редко — имущественное расслоение (по крайней мере в таком измерении) с 1995 по 2008 год в РФ было выше, чем в США, но в последнее десятилетие — ниже, как из-за сокращения его в РФ, так и из-за роста в США (при довольно стабильном уровне его во Франции; см. диаграмму). Второе наблюдение авторов: несмотря на все эволюции соотношений офшорных и оншорных финансовых и нефинансовых активов домохозяйств и активов в жилой недвижимости, на жилье по-прежнему приходилось около 50% совокупных частных активов в РФ (на 2015 год). Впервые этот уровень достигнут в 1992 году, а пик доли жилой недвижимости в совокупных частных активах (более 260% ВВП) пришелся на 2008 год (около 60% всех частных активов). При этом офшорные активы с середины 2000-х стабилизировались на уровне около 75% ВВП. Наконец, «земельный вопрос» — ключевая причина событий 1917 года — Россию в 1901–2016 годах почти не интересовал: агроземли составляют ничтожную долю в частных активах в РФ.
Большинству россиян (45-50%) снова не хватает денег не только на еду, как в 2000 году, но и на одежду. На это население тратит порядка 60% своих доходов - это структура потребления бедного домохозяйства. В Польше, например, на те же цели тратится менее 30% доходов, в странах Западной Европы - менее 20%, пишет газета "Ведомости" по материалам диспут-клуба Ассоциации независимых центров экономическо
Подробности
го анализа. Два автомобиля, две квартиры, сбережения от 0,5 млн рублей - вот портрет богатой семьи, думают россияне. Это говорит о скудости потребительского воображения, рассказала на мероприятии руководитель отдела изучения уровня жизни "Левада-Центра" Марина Красильникова. Население не готово экономить и сберегать, чтобы купить, например, второй автомобиль: люди не могут и не хотят выбраться за рамки структуры потребления бедных. Одна из причин - высокая инфляция, из-за которой даже быстрый рост доходов не привел к структурным сдвигам в потреблении, считает Красильникова. Вторая причина - отсутствие потребительских образцов. Ступень между массовым слоем потребителей и более обеспеченным, на который можно было бы ориентироваться, слишком высока.