К 75-летию окончания Второй мировой войны в Европе г-н Путин подготовил публицистическую статью, в которой рассмотрел причины войны, её итоги и нарисовал нынешние отношения между государствами. Поскольку автор утвердил себя правителем России, его мнение бесконечно важнее одного из любительских мнений на вопросы новейшей истории. Эта статья — некоторая государственная программа нынешнего режима, высказанная с большой откровенностью.

Но в начале об истории и об историке, статью написавшем. Констатирую, что автор действительно увлечен историей, что он историю любит. С какой радостью г-н Путин, например, говорит, что он смог хотя бы приблизительно определить сумму наших потерь в боях за Ржевский выступ с октября 1941 по март 1943, и с наивной точностью любителя называет цифру 1 миллион 342 тысячи 888 человек. Цифра, надо признаться, ужасающая, но это иной разговор.

Однако, при всей любви к истории, автор остается жертвой популярной советской исторической науки. Так, конечно же, его учили в школе и университете, такое он читал в газетах и партийных брошюрах, да и, нередко, в «научных» книгах. Это не его вина, что советскую популярную псевдоисторическую методику он принял за настоящую науку. Это — его беда. Беда всей советской исторической науки — её пропагандистский характер. Она саму себя называла «классовой», но в действительности история в работах советских популяризаторов, а часто и серьезных ученых, из строгой науки превратилась в средство для промывания мозгов.

Как и любая наука, история стремится познать истину. Причем, в отличие от наук естественных, она подразумевает не только установление эмпирического факта, но и его нравственную интерпретацию. Возможность нравственной интерпретации возникает из-за присутствия свободной человеческой воли в истории. В физике или биологии свободная воля, понятно, не присутствует. А там, где она появляется, скажем, при создании и использовании ядерного оружия, физика тут же превращается в историю и становится доступной для моральной оценки.

Для того чтобы правильно определить исторический факт и оценить его, ученый должен следовать некоторым критериям своей науки. Во-первых, привлекать всю сумму явлений, значимых для этого факта. История — это не коробка лото, из которой можно вытаскивать на свой вкус бочоночки, а иными пренебрегать. Во-вторых, сходным фактам давать сходную же оценку. И в-третьих, убедительно выстраивать причинно-следственные связи и воспроизводить адекватно мотивации героев своего исследования. Всё это непросто, но это и есть историческая наука. Выяснить точную дату, скажем, битвы при Херонее, это тоже история, но история подсобная, которая помогает избежать ошибок в большой науке.

Безусловно, в историческом исследовании, даже популярном, невозможна ругань, хамские оценки тех или иных лиц, да и ссылки на цифры и цитаты должны быть точными. Та же цифра потерь Красной армии на Ржевском выступе без соответствующих сносок выглядит взятой с потолка и потому никакой научной ценности не представляет.

Учили ли всему этому г-на Путина в университете? Боюсь, что нет. И меня этому не учили в МГИМО. Пришлось учиться самому.

....



Выпускники танковой школы «Кама».

Комментарии

  1. Тurkish 20.07.2020 07:07 Permalink Показать / Скрыть

    Учился. А потом жег иванов
  2. U-nik 20.07.2020 07:54 Permalink

    Мощный текст.
  3. dinga 20.07.2020 07:03 Permalink Показать / Скрыть

    Одна эта фотография с фамилиями...о многом заставляет задумываться пуще 1000000 слов трескотни...