1. В пятницу Госдеп объявил о запрете банкам США участвовать в первичных размещениях нерублевых облигаций, выпущенных российским сувереном (ссылка в первом комменте). Весьма мутная формулировка, для понимания которой необходимо расшифровать три термина:

(i) что такое "банки США"? Это только классические банки или в целом любая американская финансовая компания?

(ii) что такое "участвовать"? Понятно, что покупка - это участие. А, например, банковская транзакция - это участие?

(iii) что такое "российский суверен"? В частности, российские госкомпании - это суверен?

2. Ясность внес Минфин США (ссылка во втором комменте):

(i) термин "банки США" включает классические банки, трастовые компании, брокеры и дилеры ценных бумаг, фьючерсов, опционов, торговцы валютой, клиринговые, инвестиционные и холдинговые компании, негосударственные пенсионные фонды. По сути, это любой американский инвестор, кроме физлиц. Жестко, ничего не скажешь, но главное - впереди;

(ii) под термин "участие" подпадает любая транзакция, ведущая к нарушению установленного запрета. Вот это действительно жесткач! С таким определением уже не важно, что понимать под "банками США", поскольку Россия теперь просто не сможет выпускать новые долларовые еврооблигации (ниже поясню);

(iii) "российский суверен" - это любое министерство, агентство или суверенный фонд РФ, включая Минфин, ФНБ, ЦБ РФ. Здесь американцы дали слабину.

3. Все расчеты за долларовые еврооблигации проходят через коррсчета в банках США. Не важно, кто покупатель - американский, европейский, китайский, российский или любой другой инвестор - платежи любого из них за долларовые евробонды идут через американские банки. А там засада - блокировка.

4. Тот факт, что запрет распространяется только на первичные размещения еврооблигаций, никого не должен вводить в заблуждение. Дескать, не купят при первичном размещении (на аукционе) - купят потом на вторичном рынке. Не купят, потому что новых аукционов долларовых евробондов попросту не будет: они теперь технически невозможны - блок.

5. С начала этого года Россия привлекла через евробонды $6,4 млрд. Казалось бы, говно-вопрос, если по-прежнему исправно пылесосит рынок ОФЗ, на котором у нерезидентов $40 млрд. Силуанов уже успел высказаться в таком ключе. Однако не всё так просто.

6. Риск номер один. Есть ощущение, что из этих "нерезидентов" вовсю торчат российские уши. Банковские аналитики регулярно офигевают от очередного аукциона ОФЗ с подозрительными лотами от "таинственных кредиторов" (пример в третьем комменте). Если это так, то даже небольшой отток реальных нерезидентов из ОФЗ может стать шоком.

7. Риск номер два. Комплаенс (служба внутреннего контроля) любого иностранного финансового инвестора начнет выносить мозг казначеям и трейдерам: евробонды прикрыли - могут прикрыть и ОФЗ - снижайте лимиты.

8. Наконец, главный риск. Иностранному инвестору в ОФЗ (кэрри-трейдеру) нужен стабильный (а лучше - укрепляющийся) рубль. Пока нефть выше $60, рубль стабилен. Однако над нефтяным рынком нависают 2 млн баррелей иранской суточной добычи, попавших под американские санкции. К выборам Трампу будет нужен дешевый бензин, в связи с чем вопрос перезапуска ядерной сделки с Ираном висит в воздухе. Новый главный переговорщик с Ираном - сторонник "смягченного" подхода - уже назначен.