Альтернативные правые, число которых по всему миру только растет, — порождение 2000-х годов и триумфа неолиберальной экономики. Описать их идеологию невозможно, среди них есть люди очень разных политических взглядов, объединенные лишь одним: сильной фрустрацией, тоской по «ушедшим временам» и антиэлитистским настроем.

Чувства эти они испытывают потому, что находятся под сильным давлением двух сил: культурной глобализации и экономической либерализации. Такие люди жаждут сильной руки, чтобы она «расставила все по своим местам», прекратила то, что не нравится, и подстегнула то, что нравится, а также защитила от «врагов», которых не вписавшиеся в глобализацию люди винят в своих неудачах.

Либерализация экономики, с точки зрения потерявшего работу шахтера, выглядит как продуманный элитами план по лично его, шахтера, унижению и уничтожению. Да, товары в магазине становятся дешевле, но денег на их покупку все меньше: рабочие места, на которые он мог бы претендовать, уехали в страны третьего мира. То, что для правителей и бизнесменов выглядит как повышение эффективности производства, для него — потеря средств к существованию и самоуважения, присущего человеку, занимающемуся общественно полезным трудом.

Глобализация раздражает их не меньше, так как заставляет постоянно приспосабливаться к быстро меняющимся обстоятельствам. Потоки мигрантов и новых идей, разрушение сложившегося уклада жизни создают чувство незащищенности у тех, кто в силу разных обстоятельств не готов быстро меняться сам.

Жители США, Германии, Франции, Британии вынуждены конкурировать за рабочие места не только со своими согражданами, но фактически со всеми жителями планеты. Проиграв в этой конкуренции, они ищут защиты в культуре, традициях, религии своей страны, то есть в тех вещах, где мигранты точно не смогут их обойти. Они требуют, чтобы государство работало не на абстрактную эффективность и мультикультурализм, а на конкретного местного жителя, чьи предки создавали эти страны и проливали за них кровь в войнах.

Для этих людей Китай выглядит как государство, которое заботится о своих гражданах намного лучше, чем их собственные страны. Благодаря торговой войне они узнали, что Китаю, оказывается, удается умело использовать глобализацию, не позволяя ей разрушать жизнь людей. Оказывается, можно было не открывать рынок, а, наоборот, оградить его видимыми и невидимыми барьерами, продавать в сотни раз больше, чем покупать, обеспечивая людей работой, а бюджет — деньгами на дороги, школы и больницы. Оказывается, можно было вступить в ВТО, а потом наплевать на его правила и субсидировать свои предприятия, не давая им разориться в кризис. Получается, что мы на Западе глупее китайцев, которые обратили против нас наше же оружие — свободную экономику.

Китайское государство со стороны выглядит именно таким, каким его хотелось бы видеть людям, раздавленным тяжелой поступью истории. Оно вроде бы монолитно, оно управляется единой волей, оно свято хранит свои правила и устои и препятствует любым попыткам посягнуть на его культуру извне.

Для многих недовольных современностью китайское государство сейчас должно выглядеть как остров благословенного модерна в океане западного постмодернистского декаданса. Новости о поражающих воображение многокилометровых мостах, искусственном солнце, гигантских заводах приходят преимущественно из Китая. Со стороны для фрустрированного человека это выглядит примерно так же, как, наверное, для безработного американца 1930-х годов выглядели известия о циклопических стройках СССР или массовых общественных работах в нацистской Германии.

Комментарии

  1. U-nik 09.04.2019 04:13 Permalink Показать / Скрыть

    В последние десятилетия сам Китай тоже движется навстречу таким представлениям, склоняясь скорее вправо, чем влево. Даже сам термин «социализм с китайской спецификой», популярный во времена Дэн Сяопина, по сути, тождествен понятию «китайский национал-социализм», но Китай так не называют из-за негативных исторических коннотаций.

    Но в начале 2010-х годов эта система стала давать сбои: экономическая модель постепенно себя исчерпала, а вместе с ней снова встал вопрос о легитимности Компартии, которая уже не могла держаться на одном только росте благосостояния.

    Западные аналитики ожидали, что где-то в этот момент должен произойти переход Китая к демократии, но эта теория не была основана ни на чем, кроме их собственных иллюзий. Вместо этого Компартия выдвинула из своих рядов руководителя, главной задачей которого стало придумать для населения новую идеологию, которая позволила бы сохранить политическую структуру в неприкосновенности.

    Многие эксперты ожидали, что своей главной задачей Си Цзиньпин сделает реформу неэффективных госпредприятий, избавит местные правительства от долгов, наведет порядок на финансовых рынках или изменит модель роста, основанного на инвестициях. Вместо этого все его успехи пока сконцентрированы в политической сфере: он резко повысил значимость идеологии, попытавшись переизобрести ее заново на базе сплава национализма, конфуцианства и собственных наработок; усилил партийный контроль над важнейшими сферами жизни общества, включая СМИ, религию и частный бизнес; консолидировал власть и объявил себя «ядром» нынешнего поколения руководителей; запустил бесконечную дисциплинарную кампанию; реформировал армию и активизировал внешнюю политику.

    В результате Китай становится государством с синкретической идеологией, в основе которой лежит национализм и культ традиции; жесткой авторитарной властью; боязнью непохожих (например, синьцзянских мусульман); отсутствием гражданских свобод; культом верховного лидера, чьи мысли сразу же становятся частью официальных документов и повседневности людей; большим государственным и полугосударственным сектором, функционирующим на корпоративистских началах; всепроникающей слежкой на базе передовых технологий и все более агрессивной внешней политикой, одна из основ которой — территориальные претензии к большинству соседних государств и миф об утерянном могуществе.
  2. shuron 11.04.2019 04:30 Permalink Показать / Скрыть

    Западные аналитики ожидали, что где-то в этот момент должен произойти переход Китая к демократии

    ну наверняка такие были, всегда можно найти... ;) Наверно это те же самые "Европейские Элиты"(с) только у Диньги :)
  3. shuron 11.04.2019 04:04 Permalink Показать / Скрыть

    В результате Китай становится государством с синкретической идеологией, в основе которой лежит национализм и культ традиции; жесткой авторитарной властью; боязнью непохожих (например, синьцзянских мусульман); отсутствием гражданских свобод; культом верховного лидера, чьи мысли сразу же становятся частью официальных документов и повседневности людей; большим государственным и полугосударственным сектором, функционирующим на корпоративистских началах; всепроникающей слежкой на базе передовых технологий и все более агрессивной внешней политикой, одна из основ которой — территориальные претензии к большинству соседних государств и миф об утерянном могуществе.

    Все это так импонируюет российской вате или? ;)
  4. U-nik 09.04.2019 04:01 Permalink Показать / Скрыть

    Сейчас на всемирном сообществе недовольных глобализацией пытается заработать политические очки Москва, но получатся неважно. Россия — глобализированная страна с сильной зависимостью (торговой и ментальной) от внешних рынков и вестернизированной элитой. Антизападные лозунги нужны здесь в основном для мобилизации электората и оправдания внутриполитических ошибок.

    Москва так и не сумела найти экономическую модель, которая принесла бы процветание ее собственным гражданам, не говоря уже о том, чтобы экспортировать такую модель за рубеж. Если Китай выглядит со стороны последним настоящим государством модерна полуфашистского типа, то Россия — как бьющийся в агонии осколок СССР, который никак не может примириться со своей участью и стать нормальной европейской страной со среднего размера экономикой и умеренно консервативным населением вроде Испании или Польши.

    В отличие от Москвы Пекин действительно может занять место предводителя отторгнутых глобализацией. И тот факт, что расцвет Китая стал возможен именно благодаря глобализации, не должен смущать: Пекин смог ее использовать, тогда как западные государства бросили граждан ей на растерзание.
  5. Mopok 09.04.2019 04:39 Permalink Показать / Скрыть

    видимо я - альтернативный правый, судя по описанию медузы.... о как! я и не догадывался
    только Китай, как и Россия - мне нифига не нравятся
  6. dim_22 10.04.2019 04:16 Permalink Показать / Скрыть

    oft В китайских школах внедряют головные повязки с ЭЭГ-датчиками, чтобы отслеживать, сосредоточены ли подростки на учебе
    Повязка с ЭЭГ-датчиками будет отслеживать, сосредоточен ли ученик на теме урока или витает в облаках, выводить информацию о каждом ребенке на экран, а в конце урока составлять рейтинг самых сосредоточенных школьников.
  7. shuron 11.04.2019 04:51 Permalink Показать / Скрыть

    Жители США, Германии, Франции, Британии вынуждены конкурировать за рабочие места не только со своими согражданами, но фактически со всеми жителями планеты. Проиграв в этой конкуренции, они ищут защиты в культуре, традициях, религии своей страны, то есть в тех вещах, где мигранты точно не смогут их обойти. Они требуют, чтобы государство работало не на абстрактную эффективность и мультикультурализм, а на конкретного местного жителя, чьи предки создавали эти страны и проливали за них кровь в войнах.


    Бля, бля аморфное какое-то... Фигня я бы сказал в каждом слове...

    если из предыдущих абзацев вынести, что речь идет определенных слоях общества, которые прямиком пострадали от "глобализации", может как-то так, пойдет для описания тех кто видит в Китает что-то там

Поддержали новость