Насколько быстро мы стареем? И как вообще измерить старость, если определять возраст не по паспорту, а по самочувствию?

Ответ на этот вопрос нашла международная команда ученых, изучив данные о том, в каком возрасте проявляются у жителей разных стран те или иные старческие заболевания - от инсульта и болезни Паркинсона до проблем со слухом и травм от падения при ходьбе. Результаты исследования опубликованы в журнале Lancet.

Оказывается, комплекс болезней, которые мы традиционно ассоциируем со старением, у жителей разных стран развивается в совершенно разном возрасте - причем разрыв между лидерами рейтинга и аутсайдерами огромен и составляет более 30 лет.

Средний житель планеты накапливает букет старческих недомоганий к 65 годам.

Однако в какой-нибудь Франции или Сингапуре это происходит гораздо позже: с точки зрения здоровья, пожилые французы и сингапурцы "чувствуют себя на 65", когда им исполняется 76.

А вот у жителей Папуа-Новой Гвинеи аналогичные проблемы со здоровьем начинаются уже к 45 годам.

Россияне сильно опережают новогвинейцев, однако существенно отстают от среднемировых показателей. С точки зрения развития болезней, характерных для пожилого возраста, старость в России наступает уже в 59 лет.

В общем рейтинге из 195 стран Российская Федерация занимает 160-е место, уступая не только США и Европе, но и странам Ближнего Востока, а также всем остальным членам БРИКС (Бразилии, Китаю, Индии и ЮАР) и даже Таджикистану (147), который по многим показателям считается самой неблагополучной из бывших советских республик.

И это при том, что Россия относится к числу стран со средне-высоким социально-демографическим индексом (SDI), который принято считать базовым показателем общего развития страны. Он рассчитывается на основе нескольких цифр: ВВП на душу населения, средняя продолжительность обучения и показатели рождаемости.