70 лет назад, 9 октября 1948 года, на аэродроме американской военно-воздушной базы Хёршинг близ Линца неожиданно приземлился советский фронтовой бомбардировщик Ту-2. Один из летчиков сообщил встретившим его американцам, употребив глагол в неправильной форме: I is Russian pilot! И почему-то спросил: Where is Linz?

На борту боевой машины находился экипаж из трех человек: пилот старший лейтенант Анатолий Борзов, штурман лейтенант Петр Пирогов (это он спрашивал, где Линц) и стрелок-радист в звании сержанта, имени которого история не сохранила.

Борзов и Пирогов заявили, что просят у США политического убежища. В соответствии с действовавшим "Соглашением о системе контроля над Австрией" американское командование уведомило о перебежчиках главу Советской части Союзнической комиссии по Австрии генерала Курасова, а тем временем стало выяснять, с кем имеет дело.

О том, по какой причине и с какими умонастроениями советские летчики совершили свой побег, отчасти можно судить по газетному отчету о пресс-конференции, устроенной на базе 21 октября. Лейтенант Пирогов – он и в дальнейшем проявил больше решительности и смелости в политических заявлениях – сказал журналистам, что он и его боевой товарищ бежали на Запад "в поисках свободы". Оба уже два года как кандидаты в члены ВКП(б), но не по убеждению, а потому, что для офицера партийность обязательна. На самом же деле их "личные идеи и идеология не согласуются с коммунистической идеологией". Пирогова спросили: а другие русские тоже отвергают коммунизм? Лейтенант ответил: "Думаю, 70 процентов чувствуют то же, что и я".