..обратилась в североморскую поликлинику за справкой, необходимой для получения водительского удостоверения. По ее словам, принимавшая врач-психиатр Ольга Решет поинтересовалась, не она ли автор статьи «Дурдом», в которой описывались издевательства над детьми в апатитском психоневрологическом интернате. После утвердительного ответа Арап Решет вызвала милицию и санитаров, которые доставили активистку в стационар Мурманского областного ПНД, где она оставалась в течение 46 дней и была освобождена только после широкого освещения истории в СМИ.
..
Как следует из постановления суда, Морошкин «неоднократно высказывал свое мнение о необходимости больших политических преобразований в России, в частности изменения территориальной целостности, а именно: создание независимого Уральского государства» на основе опыта Украины. Поскольку судебные психиатры дали заключение о наличии у Морошкина психического расстройства в форме параноидной шизофрении, суд сделал вывод о невменяемости и назначил ему принудительные меры медицинского характера в психиатрическом стационаре общего типа.
..
перспектива помещения в психиатрический стационар для проведения экспертизы вынудила бежать из России руководителя Карельской молодежной правозащитный группы Максима Ефимова. После публикации в онлайн-газете «Час Ноль» заметки «Карелия устала от попов» он был обвинен в возбуждении вражды в отношении православных верующих.
..
Эксперты диагностировали у Толоконниковой и Самуцевич расстройства личности, выражающиеся в «активной жизненной позиции, стремлении к самореализации» и «упорстве и категоричном отстаивании своего мнения».
..
месяц в психиатрическом стационаре провел житель Ставрополя Виктор Краснов, обвиненный в оскорблении чувств верующих после активной дискуссии «ВКонтакте», в которой он заявил, что бога не существует и назвал Библию «сборником еврейских сказок».
..
случаев направления на принудительное лечение гражданских активистов при явных сомнениях в обоснованности диагноза и необходимости помещения именно в стационар, пока очень мало. Но при этом следственные органы и суды систематически пытаются эту ситуацию раскачивать, использовать угрозу помещения в психиатрический стационар как способ давления на обвиняемых. Причем, число проводимых экспертиз стабильно растет с 2004 года, а в 2014 году был зафиксирован резкий (до 11,5%) скачок.

Кроме того, данные сильно различаются по регионам. К примеру, по данным Центра им. Сербского, в 2014 году в среднем по России из лиц, подвергнутых судебно-психиатрической экспертизе в итоге было признано невменяемым 6,6%. При этом, во Владимирской области — 16%, в Свердловской области — 16,6%, а в Дагестане — 22,6%.

Российская психиатрия абсолютно непрозрачна, вертикально интегрирована, пациент, как правило, не имеет возможности лечиться у своего врача, а если находится на стационаре, то часто не имеет возможности даже с ним консультироваться. В стране полностью отсутствует негосударственная психиатрическая экспертиза, а судебная практика крайне дискриминационна в отношении пациентов. Однако текущую ситуацию даже близко нельзя сравнивать с советской практикой, в которой карательная психиатрия очевидно присутствовала. В современной России ее образ, скорее, используется силовиками как средство устрашения, чему способствуют все перечисленные выше проблемы