27 декабря в Корейской Народной Демократической Республике отмечается большой государственный праздник – День Конституции. Накануне торжественных событий корреспондент Радио Свобода Роман Супер, примкнувший к российскому молодежному обществу по изучению идей чучхе и оказавшийся таким образом в одной из самых закрытых стран на планете, рассказывает о своих впечатлениях от Пхеньяна.

Вонзающееся в ясное синее небо высокое здание с миллионом одинаковых окон. Услужливый улыбчивый швейцар у входа в гостиницу подхватывает мой чемодан и просит поскорее войти внутрь. Внутри просторное лобби, магазин с сувенирами и книгами, бильярдные столы, ресепшен. Дальше все как всегда: мне выдадут магнитную карту – ключ от номера, я окажусь в лифте, потом в длинном коридоре с красным ковролином. На прощание швейцар напомнит, что к ужину нужно спуститься через 40 минут. И лучше не опаздывать, потому что будут "важные гости".

Ровно через 40 минут я окажусь под гигантской, как и все в этой гостинице, хрустальной люстрой за столом, сервированном серебряной посудой и дорогим фарфором. По залу будет разливаться приторная музыка. Официант в белой рубашке начнет подносить блюда: креветки, маленькие порции разных салатов, пасту, куриные грудки в кисло-сладком соусе, жареные осьминоги, форель в фольге, суп. Музыка и лязг посуды внезапно затихнут. В зал войдут "важные гости", три человека. Самый упитанный из них, розовощекий и молодой парень в белой рубашке протянет рук:

– Здравствуйте. Меня зовут товарищ Чен. Я приветствую вас в Корейской Народной Демократической Республике. Давайте ужинать и наслаждаться вечером. А потом мы вручим вам значки.

Товарищ Чен и два других корейца в военных френчах усаживаются за стол и приступают к ужину. Сколько было тостов, сейчас уже и не вспомнить. Мы точно пили водку. И каждой рюмкой точно прославляли эпоху Сонгун и идеи чучхе. Потом и правда были значки.

Вечером следующего дня все повторилось снова. Затем был гольф. Было холодное и пенистое вкусное пиво. Гарсон поджигал сигарету, как только сигарета оказывалась у меня в руке. А однажды после очередного такого ужина товарищ Чен повел меня на 34-й этаж гостиницы, чтобы "приятно удивить". Там оказался еще один ресторан с панорамным видом на город. Ресторан вращался вокруг своей оси, а официант полночи подливал в наши стаканы "Джеймсон". И про кубики льда тоже не забывал.