На заседании кафедры в МГУ, где я имею честь работать по совместительству, было объявлено о восстановлении старой советской практики оформления акта экспертизы на все публикуемые статьи и продемонстрирована его новая форма. Сотрудники в возрасте сразу же стали вспоминать былое, но для тех, кому немногим более сорока (и, разумеется, еще более молодых), это совершеннейшая экзотика. Завидую им!

Хочу, однако, поведать более молодым сотоварищам по науке о совсем не славном прошлом и привожу цитату из своей перестроечной статьи «Наука и демократия» («Вопросы философии», 1988, № 8): «Знает ли широкая общественность, что ученый может опубликовать научную статью только с разрешения своего начальства, даже если она не имеет никакого отношения к плановой теме и написана благодаря одному лишь энтузиазму? Законом это не предусмотрено, но, для того чтобы представить статью к публикации, надо оформить на нее акт экспертизы, в котором сказано, что в статье не содержатся сведения, запрещенные к опубликованию различными документами, и другие сведения, открытое опубликование которых может нанести вред советскому государству. Вторая часть этой формулировки уже сама по себе создает возможность для произвола. Руководитель организации, если он хочет воспрепятствовать публикации статьи, просто отказывается утвердить акт экспертизы на том основании, что не согласен с ее содержанием. Жаловаться при этом некуда. Чаще всего такое случается с теоретическими статьями, не содержащими никаких запрещенных к опубликованию данных, но задевающих амбиции руководства. Как-то ко мне обратился специалист по градостроительству и предложил стать соавтором его статьи на том только основании, что на работе ему не дадут акт экспертизы. Отказывали в предоставлении этого самого акта и многим моим коллегам, да и мне самому».

Так было в советские времена. Тогда был всесильный Главлит с разветвленной сетью территориальных и отраслевых подразделений, без разрешения которого ничто не могло публиковаться. Сам факт его существования фактически был государственной тайной: его нельзя было упоминать в печати; на зданиях, где располагались Главлит и его органы, не было никаких табличек, даже самых скромных.

Эти мрачные времена сейчас возвращаются. Сотрудники одного из институтов Уральского отделения РАН возмущаются тем, что их заставляют переводить на русский написанные на английском статьи на предмет оформления акта экспертизы, хотя эксперты английским владеют и перевод им совершенно не нужен, но при этом категорически отказываются обнародовать подобную информацию, опасаясь серьезных последствий. В МГУ переводить статьи с английского на русский пока не требуют, но ведь кроме английского есть и другие языки. Воистину, весомый вклад в развитие международных научных связей!

Комментарии

  1. Aost 21.10.2015 10:31 Permalink Показать / Скрыть

    Ну так надо либо уметь отвечать за содеянное, либо не обижаться, когда уже после публикации оказывается, что товарищ "сболтнул лишнего"...

    В советские времена, кстати, было правило, что степень секретности документа определяет его автор (но не дай Бог ему было промахнуться с грифом). Если появлялись сомнения - всегда можно было обратиться в первый отдел - и уже они принимали решение. При разумном подходе - ничего страшного в этому нет.
  2. shuron 21.10.2015 10:33 Permalink Показать / Скрыть

    Чувак ты так классно олицетворяет весь этот бред! Пиши есть! Я так понял науке только лучше будет...:))
  3. Aost 23.10.2015 10:04 Permalink Показать / Скрыть

    Науке? А кто это у нас "наука"? Академики, которые пилят бюджет и организуют Сколково - это, по-Вашему наука?

    Впрочем да, для нынешней Европы будет лучше, если в России наука не выживет.
  4. shuron 23.10.2015 10:18 Permalink Показать / Скрыть

    Твои камень говорят о отомстить что о науке и говорить не приходится
  5. shuron 23.10.2015 10:06 Permalink Показать / Скрыть

    Гребаное автодополнение на телефоне
  6. yurivr 23.10.2015 10:58 Permalink Показать / Скрыть

    не отключается?
  7. yurivr 23.10.2015 10:47 Permalink Показать / Скрыть

    "Ну, науки у нас… (смешок) науки у нас нет, и мы категорически против этого!"

Поддержали новость