В столкновениях на востоке Украины погибли 12 сотрудников Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил России, пишет Financial Times. Военные спецназовцы погибли в последние несколько недель, официально все они находились в отпуске, рассказал изданию источник, близкий к разведке.

Он показал фото погибших, вывешенные в одном из военных учреждений Москвы. Перед каждым портретом стоит букет из шести роз.

Издание утверждает, что тела двух военных спецназовцев находились в грузовике с пометкой «Груз 200» [советский армейский термин, обозначающий отправку на родину тел погибших в горячих точках], фотографии которого опубликованы в одной из статей «Новой газеты».

Этот факт косвенно подтверждает обвинения украинских властей, заявляющих, что Россия не только поддерживает и вооружает украинских повстанцев, но и, используя подразделения элитного спецназа и спецслужб, активно ведет секретную военную кампанию в зоне конфликта, считают авторы публикации.

Комментарии

  1. dim_22 11.08.2014 08:10 Permalink Показать / Скрыть

    …Прикопанные в землю, спрятанные за полем подсолнухов, торчали в посадках за Гуковом неизвестные мне орудия.

    — Это «Нона», — охотно объяснил часовой. — Мы тут с Рязани, срочники, ага. Вдоль всей границы стоим, охраняем…

    Мимо, подпрыгивая на кочках и сминая подсолнухи, проехала военная фура без номеров.

    — Спецназ ГРУ, — уважительно сказал парень.

    — А это ваши вчера с минометов стреляли? — спросила я.

    — Нет, это чеченцы, они всегда с разных мест ездят, стреляют, — откликнулся парень. — А у вас сигарет нет?

    Про «чеченский спецназ» и «кадыровцев» нам рассказывали все местные. Якобы это они, неуловимые, ведут минометный обстрел, вместе со спецназом ГРУ рассекают на фурах без номеров вдоль границы, периодически ее пересекая.

    — У нас автолавка с Ворошиловки ездит, колбасу, возит, хлеб возит, и сыр, и масло, — рассказывает бабушка Зина, — Говорит, «кадыровцы» останавливают, отовариваются…

    В «спецназ ГРУ» я не верю до сих пор, «чеченский спецназ» обнаружился скоро.

    Поздним вечером напротив единственного в Куйбышево кафе стояла припаркованная военная фура без номеров. Играла музыка, за дальними столиками сидели люди в камуфляже без знаков различий, в полутьме можно было разглядеть черные бороды и восточные глаза.

    Сначала на танцполе вяло топтались две грустные девушки, затем военные врубили звук на полную громкость и включили лезгинку. В красном свете дискотечного шара на танцпол вышли человек семь: хлопали, отбивали ногами ритм. Движения были четкие, острые — в Кабардино-Балкарии или Осетии танцуют не так. Я подошла к одному из танцоров, он оказался дагестанцем. «Мы тут служим — ну, типа того. Да вон тут, за поселком, недалеко. В палатках, да. Будем стоять, сколько Родина скажет. Пошли танцевать». Я отказалась, и дагестанец долго обиженно ворчал:

    — Защищаешь их, защищаешь. Что, …, за неблагодарный народ…

    http://www.novayagazeta.ru/society/64785.html

Поддержали новость

Attached file(s)

http://pics.top.rbc.ru/top_pics/uniora/41/1407567192_0341.250x200.jpeg